Декабристы,

- русские революционеры, поднявшие в декабре 1825 восстание против самодержавия и крепостничества (название получили по месяцу восстания). Д. были дворянскими революционерами, их классовая ограниченность наложила печать на движение, которое по лозунгам было антифеодальным и связано с назреванием предпосылок буржуазной революции в России. Процесс разложения феодально-крепостнического строя, отчётливо проявившийся уже во 2-й половине 18 в. и усилившийся в начале 19 в., явился базой, на которой выросло это движение. В. И. Ленин назвал эпоху всемирной истории между Великой французской революцией и Парижской Коммуной (1789—1871) «... эпохой буржуазно-демократических движений вообще, буржуазно-национальных в частности, эпохой быстрой ломки переживших себя феодально-абсолютистских учреждений» (Полное собрание соч., 5 изд., т. 26, с. 143). Движение Д. явилось органическим элементом борьбы этой эпохи. Антифеодальное движение во всемирно-историческом процессе нередко включало в себя элементы дворянской революционности, которые были сильны в Английской революции 17 в., в испанской освободительной борьбе 1820-х гг. и особенно отчётливо проявились в польском движении 19 в. Россия не была исключением в этом отношении. Слабость русской буржуазии способствовала тому, что «первенцами свободы» в России стали революционные дворяне. Отечественная война 1812, участниками которой оказались почти все основатели и многие активные члены будущего движения Д., последующие заграничные походы 1813—14 явились для них в известной степени политической школой.

В 1816 молодые офицеры А. Муравьев, С. Трубецкой, И. Якушкин, С. Муравьев-Апостол и М. Муравьев-Апостол, Н. Муравьев основали первое тайное политическое общество — «Союз спасения», или «Общество истинных и верных сынов Отечества». Позже в него вступили П. Пестель и др. — всего около 30 человек. Работа над улучшением программы и поиски более совершенных способов действия для ликвидации абсолютизма и отмены крепостного права привели в 1818 к закрытию «Союза спасения» и основанию нового, более широкого общества — «Союза благоденствия» (около 200 человек.). Новое общество считало основной целью формирование в стране «общественного мнения», которое представлялось Д. главной революционной силой, движущей общественную жизнь. В 1820 совещание руководящего органа «Союза благоденствия» — Коренной управы — по докладу Пестеля единогласно высказалось за республику. Основной силой переворота решено было сделать армию, которой руководили бы члены тайного общества. Происшедшее на глазах Д. выступление в Семёновском полку (1820) в Петербурге дополнительно убедило Д., что армия готова к движению (солдаты одной из рот заявили протест против жестокого обращения командира полка Шварца. Рота была отправлена в Петропавловскую крепость. Остальные роты также отказались повиноваться командирам, после чего весь полк был отправлен в крепость, а затем расформирован). По мнению Д., революция должна была совершиться для народа, но без его участия. Устранить активное участие народа в грядущем перевороте казалось Д. необходимым для того, чтобы избежать «ужасов народной революции» и сохранить за собой руководящее положение в революционных событиях.

Идейная борьба внутри организации, углублённая работа над программой, поиски лучшей тактики, более эффективных организационных форм потребовали глубокой внутренней перестройки общества. В 1821 съезд Коренной управы «Союза благоденствия» в Москве объявил общество распущенным и под прикрытием этого решения, облегчившего отсев ненадёжных членов, стал формировать новую организацию. В результате в 1821 образовалось Южное общество декабристов (на Украине, в районе расквартирования 2-й армии), а вскоре — Северное общество декабристов с центром в Петербурге. Руководителем Южного общества стал один из выдающихся Д. — Пестель. Члены Южного общества были противниками идеи Учредительного собрания и сторонниками диктатуры Временного верховного революционного правления. Именно последнее должно было, по их мнению, взять в свои руки власть после успешного революционного переворота и ввести заранее подготовленное конституционное устройство, принципы которого были изложены в документе, позже названном «Русской правдой». Россия объявлялась республикой, крепостное право немедленно ликвидировалось. Крестьяне освобождались с землёй. Однако аграрный проект Пестеля не предусматривал полного уничтожения помещичьего землевладения. «Русская правда» указывала на необходимость полного уничтожения сословного строя, установления равенства всех граждан перед законом; провозглашала все основные гражданские свободы: слова, печати, собраний, вероисповедания, равенства в суде, передвижений и выбора занятий. «Русская правда» фиксировала право каждого мужчины, достигшего 20 лет, участвовать в политической жизни страны, избирать и быть избранным без какого бы то ни было имущественного или образовательного ценза. Женщины избирательных прав не получали. Ежегодно в каждой волости должно было собираться Земское народное собрание, избиравшее депутатов в постоянно действующие представительные органы местной власти. Однопалатное Народное вече — российский парламент — наделялся всей полнотой законодательной власти в стране; исполнительная власть в республике принадлежала Державной думе, состоявшей из 5 членов, выбираемых Народным вечем на 5 лет. Каждый год один из них выбывал и взамен выбирался один новый — этим обеспечивались непрерывность и преемственность власти и её постоянное обновление. Тот член Державной думы, который пребывал в её составе последний год, становился её председателем, фактически — президентом республики. Этим обеспечивалась невозможность узурпации верховной власти: каждый президент занимал свой пост лишь один год. Третьим, весьма своеобразным верховным государственным органом республики был Верховный собор, состоявший из 120 человек, выбираемых пожизненно, с регулярной оплатой за выполнение ими своих обязанностей. Единственной функцией Верховного собора была контрольная («блюстительная»). Он должен был следить за точным соблюдением конституции. В «Русской правде» указывался состав будущей территории государства — в Россию должны были войти Закавказье, Молдавия и др. территории, приобретение которых Пестель считал необходимым по хозяйственным или стратегическим соображениям. Демократический строй должен был совершенно одинаково распространяться на все российские территории, независимо от того, какими народами они были заселены. Пестель был, однако, решительным противником федерации: вся Россия, по его проекту, должна была представлять собой единое и неделимое государство. Исключение делалось только для Польши, которой предоставлялось право отделения. Предполагалось, что Польша вместе со всей Россией примет участие в задуманном Д. революционном перевороте и проведёт у себя, в согласии с «Русской правдой», те же революционные преобразования, какие предполагались и для России. «Русская правда» Пестеля неоднократно обсуждалась на съездах Южного общества, её принципы были приняты организацией. Сохранившиеся редакции «Русской правды» свидетельствуют о непрерывной работе над её усовершенствованием и развитием её демократических принципов. Являясь в основном творением Пестеля, «Русская правда» редактировалась и др. членами Южного общества.

Северное общество Д. возглавил Н. Муравьёв; в руководящее ядро входили Н. Тургенев, М. Лунин, С. Трубецкой, Е. Оболенский. Конституционный проект Северного общества разработал Н. Муравьёв. В нём отстаивалась идея Учредительного собрания. Муравьёв решительно возражал против диктатуры Временного верховного революционного правления и диктаторского введения революционной конституции, заранее одобренной тайным обществом. Лишь будущее Учредительное собрание могло, по мнению Северного общества Д., составить конституцию или утвердить какой-либо из конституционных проектов. Конституционный проект Н. Муравьёва должен был явиться одним из них. «Конституция» Н. Муравьёва является значительным идеологическим документом движения Д. В её проекте классовая ограниченность сказалась гораздо сильнее, чем в «Русской правде». Будущая Россия должна была стать конституционной монархией при одновременном федеративном устройстве. Принцип федерации, близкий по типу к США, совершенно не учитывал национального момента — территориальный в нём преобладал. Россия делилась на 15 федеративных единиц — «держав» (областей). Программа предусматривала безоговорочную отмену крепостного права. Сословия уничтожались. Устанавливались равенство всех граждан перед законом, равный для всех суд. Однако аграрная реформа Н. Муравьёва была классово ограниченной. По последнему варианту «Конституции» крестьяне получали только усадебную землю и по 2 дес. пахотной земли на двор, остальная земля оставалась собственностью помещиков или государства (казённые земли). Политическое устройство федерации предусматривало устройство двухпалатной системы (своеобразный местный парламент) в каждой «державе». Верхней палатой в «державе» была Державная дума, нижней — Палата выборных депутатов «державы». Федерацию в целом объединяло Народное вече — двухпалатный парламент. Народному вечу принадлежала законодательная власть. Выборы во все представительные учреждения были обусловлены высоким имущественным цензом. Исполнительная власть принадлежала императору — верховному чиновнику Российского государства, получавшему большое жалованье. Законодательной власти император не имел, однако имел право «суспенсивного вето», т. е. мог на определённый срок задержать принятие закона и вернуть его в парламент для вторичного обсуждения, но совсем отклонить закон не мог. «Конституция» Н. Муравьёва, как и «Русская правда» Пестеля, объявляла основные общегражданские свободы: слова, печати, собраний, вероисповедания, передвижения и прочие.

В последние годы деятельности тайного Северного общества в нём более резко обозначилась борьба внутренних течений. Вновь усилилось республиканское течение, представленное вступившим в 1823 в общество поэтом К. Ф. Рылеевым, а также Е. Оболенским, братьями Бестужевыми (Николаем, Александром, Михаилом) и др. членами. На эту республиканскую группу пала вся тяжесть подготовки восстания в Петербурге. Южное и Северное общества находились в непрерывном общении, обсуждали свои разногласия. На 1826 был намечен съезд Северного и Южного обществ, на котором предполагалось выработать общие конституционные основы. Однако сложившаяся в стране ситуация вынудила Д. выступить раньше намеченного срока. В обстановке подготовки к открытому революционному выступлению Южное общество объединилось с Обществом соединённых славян. Это общество в первоначальной своей форме возникло ещё в 1818 и, пройдя ряд преобразований, поставило своей конечной целью уничтожение крепостного права и самодержавия, создание демократической славянской федерации в составе России, Польши, Богемии, Моравии, Венгрии (венгров члены общества считали славянами), Трансильвании, Сербии, Молдавии, Валахии, Далмации и Кроации. Члены славянского общества были сторонниками народных революций. «Славяне» приняли программу южан и влились в Южное общество.

В ноябре 1825 внезапно умер царь Александр I. Его старший брат Константин задолго до этого отказался от престола, но отказ царская фамилия хранила в тайне. Наследовать Александру I должен был его брат Николай, которого давно ненавидели в армии, как грубого солдафона и аракчеевца (см. Аракчеевщина). Между тем армия принесла присягу Константину. Однако вскоре распространились слухи о принесении новой присяги — императору Николаю. Армия волновалась, недовольство в стране возрастало. В то же время членам тайного общества Д. стало известно, что шпионы обнаружили их деятельность (доносы И. Шервуда и А. Майбороды). Ждать было нельзя. Поскольку решающие события междуцарствия разыгрывались в столице, она, естественно, становилась центром предстоящего переворота. Северное общество приняло решение об открытом вооружённом выступлении в Петербурге и назначило его на 14 декабря 1825 — день, когда должна была происходить присяга новому императору Николаю I.

План революционного переворота, подробно разработанный на заседаниях Д. в квартире Рылеева, предполагал воспрепятствовать присяге, поднять сочувствующие Д. войска, привести их на Сенатскую площадь и силой оружия (если не помогут переговоры) не допустить Сенат и Государственный совет принести присягу новому императору. Депутация от Д. должна была заставить сенаторов (в случае необходимости — военной силой) подписать революционный манифест к русскому народу. В манифесте объявлялось свержение правительства, отменялось крепостное право, уничтожалась рекрутчина, объявлялись гражданские свободы и созывалось Учредительное собрание, которое окончательно решило бы вопрос о конституции и форме правления в России. «Диктатором» предстоящего восстания был избран князь С. Трубецкой, опытный военный, участник войны 1812, хорошо известный гвардии.

Первый восставший полк (лейб-гвардии Московский) пришёл на Сенатскую площадь 14 декабря около 11 часов утра под предводительством А. Бестужева, его брата Михаила и Д. Щепина-Ростовского. Полк построился в каре около памятника Петру I. Только через 2 часа к нему присоединились лейб-гвардии Гренадерский полк и гвардейский морской экипаж. Всего на площади под знамёнами восстания собралось около 3 тыс. восставших солдат при 30 строевых начальниках — офицерах-Д. Собравшийся сочувствующий народ численно значительно превосходил войска. Однако цели, поставленные Д., не были достигнуты. Николай I успел привести Сенат и Государственный совет к присяге ещё затемно, когда Сенатская площадь была пуста. «Диктатор» Трубецкой не явился на площадь. Каре восставших несколько раз отражало беглым огнём натиск оставшейся верной Николаю гвардейской конницы. Попытка генерал-губернатора Милорадовича уговорить восставших не принесла успеха. Милорадович был смертельно ранен декабристом П. Каховским. К вечеру Д. выбрали нового руководителя — князя Оболенского, начальника штаба восстания. Но было уже поздно. Николай, успевший стянуть на площадь верные ему войска и окружить каре восставших, боялся, чтобы «волнение не передалось черни», и скомандовал стрельбу картечью. По явно заниженным правительственным данным, на Сенатской площади было убито более 80 «мятежников». К ночи восстание было подавлено.

Весть о разгроме восстания в Петербурге дошла до Южного общества в двадцатых числах декабря. Пестель к тому времени уже был арестован (13 декабря 1825), но всё же решение выступать было принято. Восстание Черниговского полка (см. Черниговского полка восстание) возглавили подполковник С. Муравьёв-Апостол и М. Бестужев-Рюмин. Оно началось 29 декабря 1825 в с. Трилесы (около 70 км на юго-запад от Киева), где была расквартирована 5-я рота полка. Восставшие (всего 1164 человека) захватили г. Васильков и двинулись оттуда на соединение с др. полками. Однако ни один полк не поддержал инициативы черниговцев, хотя войска, несомненно, были охвачены брожением. Высланный навстречу восставшим отряд правительственных войск встретил их залпами картечи. 3 января 1826 восстание Д. на юге было разгромлено. В ходе восстания на юге среди солдат и отчасти народа распространялись воззвания Д. Революционный «Катехизис», написанный С. Муравьёвым-Апостолом и Бестужевым-Рюминым, освобождал солдат от присяги царю и был проникнут республиканскими принципами народного правления.

К следствию и суду по делу Д. было привлечено 579 человек. Следственные и судебные процедуры велись в глубокой тайне. Пятеро руководителей — Пестель, С. Муравьёв-Апостол, Бестужев-Рюмин, Рылеев и Каховский — были повешены 13 июля 1826. Сослан в Сибирь на каторгу и поселение 121 Д. Свыше 1000 солдат были прогнаны сквозь строй, некоторые сосланы в Сибирь на каторгу или поселение, свыше 2000 солдат переведены на Кавказ, где в то время велись военные действия. Заново сформированный штрафной Черниговский полк, а также др. сводный полк из активных участников восстания также были посланы на Кавказ.

Восстание Д. занимает важное место в истории революционного движения России. Это было первое открытое выступление с оружием в руках в целях свержения самодержавия и ликвидации крепостного права. В. И. Ленин начинает с Д. периодизацию русского революционного движения. Значение движения Д. было понято уже их современниками: «Не пропадёт ваш скорбный труд», — писал А. С. Пушкин в своём послании в Сибирь к Д. Уроки восстания Д. усваивались их преемниками по революционной борьбе: Герценом, Огарёвым, последующими поколениями русских революционеров, которые вдохновлялись подвигом Д. Профили пяти казнённых Д. на обложке «Полярной звезды» Герцена были символом борьбы против царизма.

Замечательной страницей в истории русского революционного движения был подвиг жён осуждённых на каторгу Д., которые добровольно последовали за мужьями в Сибирь. Преодолев многочисленные препятствия, первыми (в 1827) на рудники Забайкалья приехали М. Н. Волконская, А. Г. Муравьёва (с ней А. С. Пушкин передал послание декабристам «Во глубине сибирских руд») и Е. И. Трубецкая. В 1828—31 в Читу и Петровский Завод приехали: невеста Анненкова — Полина Гебль (1800—76), невеста Ивашева — Камилла Ле Дантю (1803—39), жёны декабристов А. И. Давыдова, А. В. Ентальцева (умерла 1858), Е. П. Нарышкина (1801—67), А. В. Розен (умерла 1884), Н. Д. Фонвизина (1805—69), М. К. Юшневская (р. 1790) и др. Отправляясь в Сибирь, они лишались дворянских привилегий и переходили на положение жён ссыльнокаторжных, ограниченных в правах передвижения, переписки, распоряжения своим имуществом и т.д. Они не имели права брать с собой детей, а возвращение в Европейскую Россию не всегда разрешалось даже после смерти мужей. Их подвиг опоэтизирован Н. А. Некрасовым в поэме «Русские женщины» (первоначальное название — «Декабристки»). Упорно добивались разрешения на выезд в Сибирь многие другие жёны, матери и сёстры Д., но получали отказ.

Д. внесли значительный вклад в историю русской культуры, науки и просвещения. Одним из видных поэтов начала 19 в. был К. Ф. Рылеев, творчество которого пронизано революционными и гражданскими мотивами. Поэт А. Одоевский — автор стихотворного ответа Д. на послание в Сибирь Пушкина. Из этого ответа В. И. Ленин взял эпиграфом к газете «Искра» слова «Из искры возгорится пламя». Автором многочисленных художественных произведений и критических статей был А. А. Бестужев. Значительное литературное наследство оставили поэты-Д.: В. К. Кюхельбекер, В. Ф. Раевский, Ф. Н. Глинка, Н. А. Чижов и др. Разносторонне образованным человеком был Н. А. Бестужев, оставивший беллетристические произведения, научные трактаты по истории, экономике и др., ценные технические изобретения. Перу Д. — Г. С. Батенькова, М. Ф. Орлова, Н. И. Тургенева — принадлежат работы по вопросам экономики России. Проблемы русской истории нашли отражение в трудах Н. М. Муравьёва, А. О. Корниловича, П. А. Муханова, В. И. Штейнгеля. Д. — Д. И. Завалишин, Г. С. Батеньков, Н. А. Чижов, К. П. Торсон внесли важный вклад в развитие русской географической науки. Философами-материалистами были Д. — В. Ф. Раевский, А. П. Барятинский, И. Д. Якушкин, Н. А. Крюков и др. Н. М. Муравьёв, П. И. Пестель, И. Г. Бурцов оставили ряд работ по военному делу и военной истории. Деятельность Д. в области русской культуры и науки оказала сильнейшее воздействие на развитие многих общественных идей и институтов России.

Д. были страстными просветителями. Они боролись за передовые идеи в педагогике, постоянно пропагандируя идею о том, что просвещение должно стать достоянием народа. Они отстаивали передовые, антисхоластические методы обучения, приспособленные к детской психологии. Ещё до восстания Д. приняли активное участие в распространении школ для народа по ланкастерской системе обучения (В. Кюхельбекер, В. Раевский и др.), которая преследовала цели массового обучения. Просветительская деятельность Д. сыграла большую роль в Сибири.

Источн.: Восстание декабристов. Материалы и документы, т. 1—12, М. — Л., 1925—69; Декабристы и тайные общества в России. Официальные документы, М., 1906; Декабристы. Неизданные материалы и статьи, М., 1925; Бунт декабристов, Л., 1926; Декабристы и их время, т. 1—2, М., 1928—32; Памяти декабристов. Сб. материалов, т. 1—3, Л., 1926; Декабристы. Письма и архивные материалы, М., 1938; Тайные общества в России в начале XIX ст. Сб. материалов, статей, воспоминаний, М., 1926; Декабристы-литераторы, кн. 1—2, М., 1954—56 (Литературное наследство, т. 59—60); Декабристы. Новые материалы, М., 1955; Декабристы в Забайкалье, Чита, 1925; Волконская М. Н., Записки, 2 изд., Чита, 1960; Анненкова П., Воспоминания, 2 изд., М., 1932; Pyx декабристiв на Українi. [3бiрник], Хар., 1926.

Соч.: Избр. социально-политические и философские произведения декабристов, т. 1—3, М., 1951; Декабристы. Поэзия, драматургия, проза, публицистика, литературная критика, М. — Л., 1951.

Лит.: Ленин В. И., Полн. собр. соч., 5 изд., т. 5, с. 30; там же, т. 26, с. 107; там же, т. 30, с. 315; Плеханов Г. В., 14 декабря 1825 г., Соч., т. 10, М. — П., 1924; Щеголев П. Е., Декабристы, М. — Л., 1926; Гессен С. [Я.], Солдаты и матросы в восстании декабристов, М., 1930; Аксенов К. Д., Северное общество декабристов, Л., 1951; Декабристы в Сибири. [Сб.], Новосиб., 1952; Габов Г. И., Общественно-политические и философские взгляды декабристов, М., 1954; Очерки из истории движения декабристов. Сб. ст., М., 1954; Нечкина М. В., Движение декабристов, т. 1—2, М., 1955; Ольшанский П. Н., Декабристы и польское национально-освободительное движение, М., 1959; Чернов С. Н., У истоков русского освободительного движения, Саратов, 1960; Жены декабристов. Сб. ст., М., 1906; Гернет М. Н., История царской тюрьмы, 3 изд., т. 2, М., 1961; Шатрова Г. П., Декабристы и Сибирь, Томск, 1962; Базанов В. Г., Очерки декабристской литературы. Публицистика. Проза. Критика, М., 1953; его же, Очерки декабристского литературы. Поэзия, М., 1961; Лисенко М.[М.], Декабристський рух на Українi. К., 1954; Движение декабристов. Указатель литературы, 1928—1959, М., 1960.

М. В. Нечкина.

( Источник: Большая советская энциклопедия. — М.: Советская энциклопедия. 1969—1978.)