Шпенглер

(Spengler) Освальд (29.5. 1880, Бланкенбург, Гарц, — 8.5.1936, Мюнхен), немецкий философ-идеалист, представитель философии жизни. Стал известным после сенсационного успеха главного труда «Закат Европы» («Der Untergang des Abendlandes», Bd 1—2, 1918—22, рус. пер., т. 1, 1923). В 20-е гг. выступал как публицист консервативно-националистического направления, близкий к фашизму, однако в 1933 отклонил предложение нацистов о сотрудничестве. Гитлеровский режим подверг Ш. бойкоту, что не помешало идеологам нацизма широко использовать положения Ш., превращая их в орудие своей демагогии.

Решающее влияние на Ш. оказала философия Ф. Ницше. Ш. исходит из понятия органической жизни, подвергнутого неограниченному расширению. Культура трактуется как «организм», который, во-первых, обладает самым жёстким сквозным единством и, во-вторых, обособлен от других, подобных ему «организмов». Это означает, что единой общечеловеческой культуры нет и быть не может; идея прямолинейного прогресса подвергнута высмеиванию. Ш. насчитывает 8 культур: египетская, индийская, вавилонская, китайская, «аполлоновская» (греко-римская), «магическая» (византийско-арабская), «фаустовская» (западноевропейская) и культура майя; ожидается рождение русско-сибирской культуры. Каждому культурному «организму», по Ш., заранее отмерен определённый (около тысячелетия) срок, зависящий от внутреннего жизненного цикла. Умирая, культура перерождается в цивилизацию. Цивилизация как противоположность культуры есть, с одной стороны, эквивалент шпенглеровских понятий мёртвой «протяжённости», бездушного «интеллекта», а с другой — стоит в контексте восходящих к Ницше концепций «массового общества». Переход от культуры к цивилизации есть переход от творчества к бесплодию, от становления к окостенению, от героических «деяний» к механической «работе»; для греко-римской культуры он произошёл в эпоху эллинизма, а для западного мира — в 19 в. С наступлением цивилизации художеств. и лит. творчество делается якобы ненужным; поэтому Ш. предлагает отречься от культурных претензий и предаться голому техницизму. Признавая бессмысленность империалистического политиканства, Ш. зовёт принять её как «судьбу» настоящего и грядущих поколений. Стиль изложения у Ш. построен на оперировании развёрнутыми метафорами, причём метафорическое сближение слов часто подменяет логику понятий.

Соч.: Der Mensch und die Technik. Beitrag zu einer Philosophie des Lebens, Munch., 1931; Reden und Aufsotze, [3 Aufl.], Munch., [1951]; Urfragen. Fragmente aus dem Nachlass, Munch., 1965; в рус. пер.— Философия будущего, Иваново-Вознесенск, 1922; Пруссачество и социализм, П., 1922; Пессимизм ли это?, М., 1922.

Лит.: Лазарев В. Н., О. Шпенглер и его взгляды на искусство, М., 1922; Освальд Шпенглер и закат Европы, М., 1922; Давыдов Ю. Н., Искусство и элита, М., 1966, с. 251—77; Аверинцев С., «Морфология культуры» О. Шпенглера, «Вопросы литературы», 1968, №1; Асмус В. Ф., Маркс и буржуазный историзм, в его кн.: Избр. филос. труды, т. 2, М., 1971; Hughes Н. S., Oswald Spengler. A critical estimate, N. Y., [1962]; Spengler-Studien. Festgabe fur М. Schrater zum 85. Geburtstag, hrsg. v. A. М. Koktanek, Munch., 1965.

С. С. Аверинцев.

( Источник: Большая советская энциклопедия. — М.: Советская энциклопедия. 1969—1978.)