Даниил, пророк

— один из четырех "великих пророков" израильского народа. Еще в молодости он уведен был в плен при первом взятии Иерусалима Навуходоносором (605 г. до Р. Х.). Навуходоносор тогда же приказал выбрать из иудеев знатнейших и способнейших юношей с целью "научить их книгам и языку халдейскому", чтобы приготовить из них впоследствии преданных слуг престола в Вавилоне. В числе их оказался и Д., которому при этом сообразно с вавилонским обычаем дано было другое имя — Валтасар (по-вавил. Балатшузур — "охраняй его жизнь"). При главных вавилонских храмах состояли тогда целые массы мудрецов, или волхвов, которые постоянно, с особых обсерваторий или вершин пирамидальных храмов, производили свои наблюдения и давали отчет царю о том, что именно совершится в природе, политике или частной жизни. "Мудрость" этих ученых халдеев была славой и гордостью Вавилона. Такую-то мудрость и должен был изучать Д. Успехи его были блистательны, так что, по словам библейского историка, он "в десять раз стал выше всех тайноведцев и волхвов, какие были во всем Вавилонском царстве". Подобно Иосифу, Д. особенно выдвинулся при дворе тем, что оказался в состоянии объяснить страшный сон Навуходоносора. За это он сделан был главою вавилонских мудрецов и, кроме того, играл первостепенную политическую роль как во все царствование Навуходоносора, так и при его преемниках. При последнем вавилонском царе, своем соименнике Валтасаре (см.), он, по-видимому, впал в немилость, но опять был приближен и удостоен высоких почестей за то, что объяснил испуганному царю роковую надпись на стене, и был сделан одним из трех главных сатрапов государства. После падения Вавилона он пользовался милостями и вниманием заместителя Кира в Вавилоне, Дария Мидянина, который сделал его одним из своих ближайших соправителей. Это возбудило зависть в туземных князьях, которые добились даже того, что Д. за неисполнение придуманного ими царского указа был брошен в ров, в котором содержались львы. Чудесно спасенный от смерти, Д. провел остальные годы своей жизни в пророческом созерцании будущих судеб своего народа. Его любимой идеей была идея Мессии как избавителя своего народа, и время пришествия его он вычисдял на основании так назыв. седмин. В течение этих седмин (70х7=490 лет) должно было состояться освобождение народа иудейского из плена, восстановление Иерусалима и храма и искупление мира "смертью Христа Владыки". Первое из этих событий совершилось еще при жизни Д.; престарелый пророк скончался в самый год освободительного указа, данного Киром (536 г. до Р. X.). Под именем Д. в Библии имеется большая книга ("Книга пророка Даниила"). Эта книга занимает довольно исключительное положение в Библии. Написанная отчасти на еврейском и отчасти на халдейском (вернее — иудейско— арамейском языке), она, несмотря на свой пророчественный характер, стоит в еврейской Библии не среди других великих пророков, а в числе так назыв. агиографов, в третьем отделе канона. Как поэтому, так и на основании некоторых других соображений внутреннего свойства новейшая рационалистическая критика делала неоднократно нападения на ее подлинность и подвергала сомнению достоверность сообщаемых в ней исторических сведений. Но эти нападения в большей своей части уже нашли достаточное опровержение в новейших данных ассириологии, которая с каждым новым открытием все более проливает света на страницы этой замечательной книги. Она состоит из трех частей. В первой рассказывается жизнь и судьба самого Д. при вавилонском дворе; во второй излагаются бывшие ему видения и высказанные им пророчества, а в третьей передаются неканонические истории — о Сусанне, о жрецах Вила, или Бела, и др. Эти истории Филарет московский назвал в своей Библ. истории "сомнительными происшествиями"; новейшая ассириология представила, однако, много данных, подтверждающих общий характер этих рассказов.

А. Л.

( Источник: Энциклопедия Брокгауза и Эфрона)