Кальдерон де-ла-Барка

(Don-Pedro Calderon de la Barca Henao y Niañ o) — знаменитый исп. драматург, род. 17 января 1600 г. в Мадриде. Первоначальное образование он получил в иезуитской школе, сообщившей ему религиозное направление. Здесь, тринадцати лет от роду, он написал свое первое драматическое произведение: "Небесная Колесница". В Саламанкском унив. К. изучал каноническое право, богословие и схоластическую философию. В 1622 г. он принимал участие в поэтическом состязании в честь канонизации св. Исидора и получил первую премию. По словам самого К., это заставило его окончательно бросить право и обратиться к поэзии. Поступив в военную службу, он участвовал в походах, не переставая в то же время заниматься литературой. К периоду его военной службы относятся некоторые из его лучших пьес, напр. "Врач своей чести" и "Жизнь есть сон". В 1635 г., по смерти Лопе де Вега, он был назначен придворным драматургом и пользовался исключительным вниманием Филиппа IV. В 1651 г. он принял духовный сан и вступил в члены религиозного братства, в 1653 г. получил место священника в Толедо, а в 1663 г. был назначен капелланом при особе короля; эту должность он занимал до самой смерти в 1681 р. Духовный сан нисколько не мешал К., как и Лопе де Вега; он писал для театра и даже присутствовал при представлении своих пьес; только с 1651 г. он писал не для народной сцены, а для придворных спектаклей и религиозных торжеств. Ввиду того, что книгопродавцы спекулировали именем К. и приписывали ему пьесы других авторов, герц. Вератунский обратился в 1680 г. к К. с просьбой перечислить все им написанное. В своем ответе К. признал своими 73 духовных и 108 светских пьес. В духовных драмах К., которые он ценил выше всех остальных своих произведений, весьма удачно схвачены вся поэтическая сторона и все суеверие католицизма; особенно характеристична одна из популярнейших драм К. — "Поклонение Кресту", в которой проводится мысль, что вера в силу св. Креста достаточна для спасения человека, какие бы злодейства он ни совершил. Сюжет другой знаменитой духовной драмы К., "Чудный чародей" (El Magico Prodigioso), заимствован из легенды о св. Киприане, в основе которой лежит древнее восточное сказание о договоре человека с дьяволом. На этом основании многие критики называют героя пьесы испанским Фаустом и даже пытаются сравнивать его с "Фаустом" Гете. На самом деле сравнение это интересно не по сходству, а разве по противоположности обоих типов. Испанский Фауст томится жаждой любви, а не жаждой постигнуть тайны природы; глубоко религиозный, он стремится создать свое собственное представление о божестве, которое есть уже шаг к христианству. Светские пьесы К. можно разделить на три класса: трагедии, драмы философского содержания и комедии. В основе трагедий К. лежат три чувства, одушевлявшие всякого испанца этой эпохи: честь, ревность и любовь, причем верховным чувством является первая. Ни у одного народа чувство чести не достигло такой экзальтации и не требовало таких ужасных жертв, как в Испании. Честь играет в испанское драме почти ту же роль, как судьба в древней трагедии. Подобно античному фатуму, она распоряжается судьбой людей и заставляет их в угоду условным правилам подавлять в себе человеческие чувства и совершать ужасные преступления. В драме "Врач своей чести" муж, заподозрив жену в измене, велит врачу открыть ей жилу и оставляет ее истечь кровью. Король одобряет этот возмутительный самосуд под условием, чтобы Дон Гутьерре женился на своей прежней невесте, Леонор, что он и обещает в виду не остывшего еще трупа жены. В пьесе "За тайное оскорбление тайное мщение" ревнивый муж убивает свою жену, зажигает свой дом и объявляет королю, что жена задохлась от дыма. Король понимает, в чем дело, но вполне одобряет такой способ мщения за оскорбленную честь. В пьесе "Живописец собственного позора" муж убивает изменившую ему жену и ее любовника — и родные их не только одобряют это убийство, но выражают готовность защищать убийцу. Чувство любви является преобладающим в трагедиях "Любовь после смерти", "Нет чудовища ужаснее ревности". Символических или философских драм у К. весьма немного, но одна из них, "Жизнь есть сон", приобрела всемирную известность. Что наша земная жизнь не более как мечта или сон в сравнении с реальностью вечной жизни — об этом неоднократно твердили как христианские, так и языческие моралисты; но К. сумел облечь эту мысль в драму, богатую поэтическими достоинствами. Едва ли не самый обширный отдел произведений К. составляют так называемые "комедии плаща и шпаги", т. е. пьесы с любовной интригой, в которых действуют лица высшего общества, кавалеры и дамы. Самые выдающиеся из них — "Хуже, чем было", "Лучше, чем было", "Дама Волшебница", "Дом с двумя выходами". Есть у К. и драмы исторические (" Стойкий принц"), драмы мифологического содержания ("Персей и Андромеда"), пьесы, заимствованные из народной жизни ("Саломейский алькад" и др.). Комедии в нашем смысле слова у него нет, но эпизодические сцены, где действуют шуты, показывают, что он обладал и комическим талантом. Для К., как и для Лопе де Вега, основным принципом творчества и главным мотивом деятельности было желание нравиться. Для этой цели он готов был нарушить законы вероятности, перемещать века и события, пренебречь заветами "Поэтики" Аристотеля и "De Arte Poetica" Горация. Воспользовавшись всем, что было сделано его предшественником в области драматической композиции, К. довел до совершенства форму драмы, но оставил неприкосновенной ее сущность. Уступая Лопе в трагической силе, энергии стиля и обрисовке характеров, К. превосходит его в сложности плана, обилии идей и тонкой разработке деталей. Стих его звучен, изложение сияет восточной роскошью красок. По искусству завязывать интригу, держать в постоянном возбуждении любопытство зрителя и поражать его эффектными сценами и неожиданной развязкой, он не имеет соперников. Хотя драмы Лопе де Вега и К. одинаково национальны, но К. принимал в соображение не вкусы публики вообще, а вкусы придворного кружка и высшего общества. Этим, главным образом, объясняется однообразие и утонченность его дикции. В противоположность Шекспиру, который прежде всего старается заинтересовать зрителя характером своего героя, а потом уже его судьбой, К. в большинстве случаев мало интересуется этим психологическим процессом. У него найдется не много характеров, у которых, как у героев Шекспира, общее и типическое гармонически сливалось бы с индивидуальным. Все его характеры можно свести к нескольким типам: любовника, ревнивого мужа, брата и т. д.; все они действуют в известных положениях совершенно одинаково и даже говорят одинаково блестящим поэтическим языком. К. постоянно стремится перенести зрителя в другой, более роскошный мир, где все освещено ослепительным блеском поэзии, где страсти грандиознее, чем в действительности. Несмотря на преувеличения и анахронизмы, основные черты испанского народного характера ярко отражаются в пьесах К.; он жил и чувствовал в полнейшем созвучии со своим народом. Эта сильная национальная окраска препятствует пьесам К. занять такое же положение на европейской сцене, какое занимают, например, драмы Шекспира. Испанский религиозный фанатизм и мистическая восторженность, испанское обоготворение короля, испанский взгляд на честь и ее удовлетворение — все эти мотивы слишком условны, слишком местны. Одно из преимуществ Шекспира сравнительно с К. Гете видел в том, что Шекспир в качестве протестанта был свободен от того религиозного фанатизма, который затемнял суждения К. Хронология пьес К. до сих пор не определена с точностью. Первое издание его произведений (1685) сделано его другом, Вера Тассисом, предпославшим тексту биографию или, скоре, восторженный панегирик; лучшее издание — Гарценбуша, в "Biblioteca de Autores Espa ñ oles" (Мадрид, 1848-50). Сюда, впрочем, не вошли духовные драмы ("Autos Sacramentales"), изданные раньше (Мадрид, 1754-1760). См. Тикнор, "История испанской литературы" (т. II); Lewes, "The Spanish Drama: Lope de Vega and Calderon" (Лон., 1846); Schack, "Geschichte der dramatischen Litteratur und Kunst in Spanien" (т. III); Lasso de la Vega, "С. de la Barca. Etudies de las obreis etc." (Мадрид, 1881); Viel Castel, "Essai sur le th éâ tre Espagnol" (Пар., 1882); Trench, "An Essay on the Life and Genius of Calderon" (Лондон, 1880); Morel Fatio, "Ca lderon. Revue critique des travaux, publiés en Espagne à l'occasion du second centenaire de la mort du poè te" (Пар., 1882); Fastenrath, "Calderon in Spanien" (Лпц., 1882); G ü nther, "Calderon und seine Werke" (Фрейбург, 1887-88). Переводы К. на русский яз.: Костарев, "Врач своей чести" и "Жизнь есть сон" (М., 1861); Чуако, "Поклонение Кресту", "Час от часу не легче" и "Алькад в Саламее" ("Библиотека европейских классиков", СПб., 1884); Юрьев, "За тайное оскорбление тайное мщение" ("Беседы в Обществе любителей росс. слов.", III, М., 1871); "Сам у себя под стражей" ("Артист", 1891); Арбенин, "Дон Фернандо", "Стойкий принц" ("Артист", 1891); Буренин, отрывок из драмы "Дочь Воздуха" ("Вест. Европы", 1872, март); неизвестный, "Дама волшебница" ("Артист", 1894).

Н. Стороженко.

( Источник: Энциклопедия Брокгауза и Эфрона)