Мопассан Ги

(Анри-Рене-Альберт-Гюи de Maupassant) — известный франц. романист (1850—1893). Принадлежа к аристократическому лотарингскому роду, осевшему в Нормандии, М. с детства пользовался прекрасным здоровьем, хотя мать его, родственница Флобера, всю жизнь мучалась неврозами, а брат, по профессии врач, умер в лечебнице душевнобольных. Поступив в коллегию, содержимую духовенством, бойкий юноша не мог ужиться с монашеской дисциплиной заведения и перешел в руанский лицей, где и окончил курс. Проделав франко-прусскую кампанию простым рядовым, М. пополнил свое образование чтением и особенно пристрастился к естествознанию и астрономии. Чтобы устранить тяготевшую над ним опасность наследственного недуга, он усиленно работал над физическим своим развитием и благодаря разнообразному спорту сделался совсем богатырем. Разорение, постигшее его семью, заставило М. поступить чиновником в морское министерство, где он пробыл около 10 лет. Плохой служака, М. тяготел к литературе. В течение свыше шести лет М., тесно сблизившийся с Флобером, сочинял, переписывал и рвал написанное; лишь после долгого искуса выступил он в печати, когда Флобер признал его произведение достаточно зрелым и совершенным в стилистическом отношении. Первый рассказ М. вышел в свет в 1880 г. вместе с повестями Золя, Алексиса, Сеара, Энника и Гюисманса, в сборнике "Les soir ées de Mé dan". Начинающий писатель поразил своею "Boule de suif" литературные кружки, проявив тонкую иронию и большое искусство сжатой и вместе с тем выпуклой, яркой характеристики. В том же году М. выпустил сборник стихотворений "Vers" (1880), среди которых особенно замечательны пьесы "Le mur", "Au bord de l'eau", "D é sirs" и "V é nus rustique". Помещенный там же драматургический опыт в стихах ("Histoire du vieux temps") доставил М. положение хроникера в газете "Gaulois" и дал ему возможность бросить службу. Хотя М. в начале своей литературной деятельности и прослыл последователем Золя, он далеко не был сторонником "натуралистической" школы, признавая ее узкою и одностороннею. В предисловии к роману "Pierre et Jean" М. осуждает доктринерский реализм и основным положением своей эстетики ставит искусство, ясно и убедительно воспроизводит перед читателем свои субъективные взгляды на явления действительности. Достоинство творчества заключается, по мнению М., не столько в завлекательности фабулы, сколько в искусном сопоставлении явлений обыденной жизни, иллюстрирующих основную тенденцию произведения. Пускай писатель понимает, наблюдает и воспринимает, руководствуясь вполне своим темпераментом; надо только, чтобы он был художником. В сущности любой из писателей, хотя бы и реалист, создает себе сообразно с своей индивидуальностью особую иллюзию внешнего мира — мрачную или жизнерадостную, поэтическую, циничную. Он даже и не имеет иного назначения, как точно воспроизводить именно свои иллюзии с помощью доступных ему приемов творчества, — и если он действительно велик, то личная его иллюзия воспринимается и его читателями. Талант достигается терпением: нужно долго и внимательно рассматривать то, о чем собираешься писать, — тогда только и находишь в нем стороны, никем не замеченные раньше. Любому писателю — разве кроме гениев, находящихся под влиянием непреодолимой силы творчества, — приходится считаться с материальными трудностями закрепления мыслей и понятий: каков бы ни был характер трактуемого предмета, есть одно только настоящее слово для его обозначения, одно прилагательное для его определения, один глагол для выражения ее действия — и их-то именно надо найти, не удовлетворяясь приблизительным выражением. Флобер, поставив себе приблизительно подобные же эстетические идеалы, наложил путы на свое творчество и написал за всю жизнь лишь шесть небольших томиков. М., наоборот, проявил большую плодовитость: за одиннадцать лет он создал целый ряд сборников мелких повестей, обозначенных в заголовке по имени первого рассказа (до 16 томов); в то же время им написаны крупные романы: "Une vie" (1883), "Bel Ami" (1885), "Mont Оriol" (1887), "Pierre et Jean" (1888), "Fort comme la mort" (1889) и "Notre coeur" (1890), а равно и описания пережитого и передуманного за время экскурсий: "Au Soleil" (1884); "Sur l'еаu" (1888) и "La vie errante" (1890). Эти произведения доставили М. одно из первых мест в новейшей французской новеллистике. Лучшие французские критики единогласны в восторженных приговорах о М. По словам Золя, он удовлетворяет все умы, затрагивая всевозможные оттенки чувств, и сделался любимцем публики потому, что обладал добродушием, глубокой, но незлобивой сатирой и бесхитростной веселостью. Ж. Леметр называет М. писателем классическим. В России М. в литературной среде пользуется расположением издавна, благодаря почину Тургенева; он близко узнал М. у Флобера и ставил его как повествователя непосредственно вслед за гр. Л. Н. Толстым. Не менее сочувствует М. и сам Толстой, посвятивший характеристике его целую статью в XIII томе собрания своих сочинений. По мнению Льва Толстого, "едва ли был другой такой писатель, столь искренно считавший, что все благо, весь смысл жизни — в женщине, в любви... и едва ли был когда-нибудь писатель, который до такой ясности и точности показал все ужасные стороны того самого явления, которое казалось ему самым высоким и дающим наибольшее благо жизни". Произведения М. имели огромный успех; он довел свой заработок до 60 тыс. фр. в год и, широко поддерживая мать и семью брата, ни в чем не стеснял и себя относительно житейского комфорта. Чрезмерное умственное напряжение быстро подорвало здоровье М. Насмотревшись на слабости, бедствия и глупость людей, иронизируя над вечной и тщетной погоней за счастьем, он глубоко проникается сознанием человеческого ничтожества и посредственности, сторонится от людей, окружает собственную жизнь таинственностью. С 1884 г. он подвергается причудливым нервным припадкам; по мере возрастания разочарованности и ипохондрии он впадает в беспокойный идеализм, терзается потребностью найти ответ на то, что ускользает от чувств. Это настроение находит себе выражение в ряде повестей, между прочим в "Horla". При этом М. начинает провидеть и лично для себя трагическую развязку, так как в область неизведанного художники проникают, насилуя свою природу и истощая свой мыслительный аппарат. "Все, кто погиб от размягчения мозга (Гейне, Боделэр, Бальзак, Мюссэ, Ж. де Гонкур) — разве не оттого они погибли, что усиленно старались повалить материальные стенки, в которые стиснут человеческий разум?" Ни светские успехи, ни сотрудничество в разборчивой и исключительной "Revue des deux Mondes", открывающей двери в академию, ни успех на сцене Gymnase комедии "Musotte", ни получение академической премии за комедию "La Paix du m é nage" — ничто не могло восстановить нарушенное душевное спокойствие М. В декабре 1891 г. нервные припадки довели его до покушения на самоубийство; водворенный в лечебницу душевнобольных близ Пасси, М. сначала возвращался к созданию, но затем припадки буйства стали посещать больного все чаще, и прогрессивный паралич мозга свел его в могилу. В рус. переводе сочинения М. появлялись неоднократно в журналах, а в 1894 г. изданы и особым собранием (2-е изд. 1896). К XII т. приложена изящная характеристика М., принадлежащая С. А. Андреевскому, и статьи о М. Леметра, Думика и Золя. М. всегда с большой брезгливостью оберегал свою интимную жизнь от досужих вестовщиков; подробности его жизни мало известны и не дают материала для сколько-нибудь точной и подробной биографии.

В. Ш.

( Источник: Энциклопедия Брокгауза и Эфрона)