Нубия

— довольно неопределенный географический термин, прилагаемый то ко всей области Нила к Ю от Египта, до Абиссинии и страны озер, то к пространству между Ассуаном и устьем Атбары, то, наконец, к области второго катаракта, стране древних нобадов, или нубов ("Уади Нуба"). Н. в собственном смысле называется обыкновенно область среднего течения Нила, до впадения Атбары и эфиопских предгорий; более южная часть Нильского бассейна называется Верхней Н., иногда Суданом (прежде, в XVIII в. — Сеннаром). Пространство Н. в широком смысле — более 800 тыс. кв. км, жителей, около 4 млн. По устройству поверхности Н. можно разделить на две части. До 18° с. ш. — наносы, составляющие плодородную равнину 1200 — 130 фт. над ур. моря; скалы только на Ю Сеннара, в Кордофане в центре Дарфура (3000 фт.). Севернее — Нил течет, как и в Египте, по узкому ложу, запертому стенами горных цепей. Крайняя цепь, параллельная морю между Суакином и Рас-Венас, так наз. Этбай, состоит из первобытных пород: гранита, гнейса, сланцев, а на Ю и из известняка. Высшая точка Джебель Ольба 2400 фт. Отсюда к З идут параллельно друг другу цепи; самая северная пересекает Нил, образуя ассуанский катаракт; состоят из первобытных пород и вулканических масс. По восточной пустыне рассеяны также песчаниковые горки причудливых форм и разнообразных цветов. На зап. берегу те же, большей частью вулканические горные породы; Джебель-Магага, Джебель-Гедкуль, Джебель-Гилиф — центр окружности между 6 порогом и Даббе, ограниченной на Ю впадиной "Вади Мокаттам" (доходит до 1100 м). Это так наз. степь Баюда с оврагами, не лишенными зелени в период дождей. Извержения древних вулканов были, вероятно, причиной отклонения Нила на В и его дуги в 800 вер. На берегах Нила между Марави и Нижн. Донголой — только песчаниковые утесы; на З — ряд оазисов, параллельно Нилу; к С от Вади Хальфа — глубокая долина со стенами древних вулканов, по-араб. Вади-Джеенна (Геенна). Жителям оазисов приходится бороться с дюнами, происходящими от разрушения песчаников. Орошение зависит кроме Нила и его системы, от периодических дождей, северный предел которых — 17° с. ш.; севернее, до 2-го порога, иногда идут случайные дожди; на берегах моря область дождей зимних, очень редких, заходит за Суакин — 21° с. ш. При таких условиях Н. представляет три степени областей относительно плодородия. Берега Нила, Барки, Ансебы, Атбары, Рахади, Диндери, области у подножия эфиопских гор, южный Сеннар, возвышенности Кордофана и Дарфура принадлежат к наиболее плодородным областям; остальная страна в пределах тропических дождей — степь, к С от них — бесплодная и необитаемая пустыня ("атмур") с редкими оазисами (на В Шиггре, Дилет-эль - Дум; на З Коб и др.). Климат Верхней Н. — переходный от экваториального к климату пояса редких дождей. Влажность приносят ветры южных пассатов Индийского океана, после дождей дуют до марта сухие ветры, понижая температуру на 10°. Средняя темп. года 28°С. Во время дождей на берегах рек — лихорадки. Климат Нубийской пустыни отличается противоположностью дневной и ночной температуры; нередко стужа перед восходом солнца сменяется 40° жаром днем. Причина — сухой, свободно пропускающий теплоту земли в воздух и постоянно дующий сев. ветер. Поэтому здесь не бывает росы, хорошо сохраняются трупы и отсутствуют заразные и глазные болезни, за исключением, впрочем, мест, где разлития Нила оставляют лужи стоячей воды. Растительность: дурра, служащая, как главное пищевое растение, а также для приготовления пива. Финиковая пальма (к Ю от устья Атоары), сикомора (в Донголе), акации и мимозы, доставляющие гуммиарабик, пальма-дум, тамариск (в Дарфуре, Кордофане, Сеннаре), эбеновое дерево (на Ю), баобабы (в Кордофане). Фауна: гиены, шакалы, газели (к Ю от 2-го порога), антилопы (за 3-м), в области дождей — львы, леопарды, жирафы, обезьяны, а на Ю, в лесах, еще и слоны, носороги, кабаны, страусы к С от лесов. В реках — крокодилы и бегемоты. Туземцы разводят коней и верблюдов; на Ю — цибетовых кошек. Минеральными богатствами сев. Н. в древности славилась, и они были одной из причин распространения на нее египетского владычества. Гранит, порфир, мрамор, песчаник давали материалы как для местных сооружений — храмов в скалах, так и для построек в Египте. Золотые рудники Алаки к В от Нила теперь истощены, равно как и изумрудные. Политическое деление — Нижняя Н. (до Атбары) и верхняя, Этбай, или область Беджа (на В от Нила и Нижней Н.), Кордофан, Дарфур. Население состоит главным образом из хамитов, негров и семитов. Первые представляются потомками некогда славных нобадов и блеммиев, или блеммийцев (беджа). Нобады, или собственные нубийцы, называемые также барабра, происходят от туземного населения, смешавшегося с египетскими завоевателями, живут по берегам Нила до 5-го порога, занимаются земледелием и говорят богатым и звучным языком нуба, распадающимся на 3 диалекта: кенусский, магасский и донгольский. Число их определяют в 230 тысяч, не считая колонистов в Дарфуре, Кордофане, окрестностях Хартума и на Голубом Ниле ок. г. Сеннара; последние происходят от нубийских рабов местных царей, зачисленных в армию и водворенных в виде военных поселений. В этнографическом родстве с нобадами находятся племена фундж в Верхней Н., кунджара в Дарфуре, шонгалла на сев. склоне Абиссинских гор и др. Беджа, как и их предки — кочевники; их считается более 340 тыс. Говорят частью по-беджайски, частью по-арабски, особенно на С. Родственны им говорящие по-арабски шукурие, макробии, галленга, дабайна. Семитическая раса представлена в Н., во-первых, арабами, пришедшими из Египта и из Аравии. Из последней были, по-видимому, переселения в домусульманскую эпоху; по крайней мере в Верхней Н., Кордофане и Дарфуре арабы приняли ислам лишь недавно, а племя забалит, или абу-джерид, между Диндером и Голубым Нилом — и до сих пор огнепоклонники. К чистым арабам относятся также колонисты из Аравии — между Суакином и Массовой и из Египта — в Дарфуре. На самой границе с Абиссинией живут представители эфиопских семитов: габаб, мареа, хасса, богос, гомран и др. Негры: берта в горах к Ю от Голубого Нила, денка — на юго-вост. шилуки — на юго-зап. берегу Белого Нила и др. Неизвестного происхождения — племя ахалин, или джаалин, от устья Атбары до Сеннара, говорящее чистым арабским языком, но по типу напоминающее хамитов, по цвету кожи — негров, и исповедующее ислам. Вообще ислам в настоящее время — господствующая религия в Н.; наиболее фанатичные ее последователи — номады беджа; нобады, совращенные из христианства, отличаются терпимостью, равно как и другие земледельческие племена, исполняющие далеко не все предписания своей религии и не отличающиеся богословскими познаниями; в Н. весьма мало мечетей и духовенства. Некоторые племена еще сохраняют языческие культы, считаясь мусульманами (фундж); другие (особенно негры) — анимисты и дуалисты до сих пор; кое-где сохраняются темные воспоминания о христианстве. Древние, большей частью, не знали особенной страны Н., объединяя все страны к Ю от Египта в понятии "Эфиопия". Впервые имя Н. появляется у арабского писателя Эдризи, наз. "нубийским географом", а в Зап. Европе — у известного путешественника Брокарда и в бревэ папы Александра IV: "ad fratres Minores". Будучи естественным продолжением Египта за первым нильским порогом, Н. очень рано была вовлечена в сферу египетской истории. Этому содействовали как ее естественные произведения, сделавшиеся предметом торговли, так и избыток населения в Египте, направлявшийся на юг, и необходимость обезопасить границы от набегов южных варваров. Нубийское золото, слоновая кость, благовония, необходимые для храмового культа, лес и другой строительный материал, шкуры и страусовые перья привлекали сюда египтян еще во времена древнего царства. Сев. часть Н., от Сильсилиса до Ассуана (так наз. Кенсет, может быть, Коноссо) была покорена еще в глубокой древности. Известны подвиги Уны и элефантинских номархов, особенно Хирхуфа, завязавших прямые сношения даже с южн. Н.; раньше благовония из Эфиопии шли через посредство нубийских племен. Кроме перечисленных произведений, в числе добычи упоминается, как наиболее интересный для двора фараона предмет, карлик денга. При ХП династии дело не ограничилось одними торговыми экспедициями: было покорено все пространство до Семнэ и Куммэ, выше второго порога; Усертесен III установил здесь южн. границу государства, выстроил пограничные укрепления и поставил надпись (хранящуюся теперь в Берлинском музее), запрещавшую неграм переходить границу для других целей, кроме торговых. Все пространство между двумя быстринами подверглось египтизации; страна была разделена на номы, поселены колонисты, выстроены храмы и города. Как и в Египте, в каждом номе был свой бог-покровитель; над всей областью поставлена была триада из местного божества Дедуна, Хнума — бога ближайшей егип. местности (Элефантины) — и самого фараона. Завоевания эпохи среднего царства простираются до третьего порога (о-в Арго); в это время впервые упоминается "Куш" — имя южн. стран у египтян и семитов (Быт. 10). XVIII династия пошла дальше. Уже Аагмес I старался восстановить в Н. египетское владычество; при преемниках его мы встречаем известия об усмирении мятежей и о распространении власти фараонов; впервые упоминается Напата (см.). Во главе Н., как провинции, стоял наместник, носивший громкий титул "царского сына Куша и начальника южн. (или золотоносных) областей". Ему были подчинены туземные князьки и начальники египетских колоний; он пользовался большой самостоятельностью и даже воздвигал от своего имени храмы; при назначении он получал от фараона золотой перстень. При XIX династии мы встречаем в Нубии много городов и собственную судебную палату; к этому же времени относится построение главных величественных храмов, до сих пор поражающих путешественников — в Абу-Симбеле, Дерре, Вади-Себу и др.; на стенах их изображены подвиги царей. Напатский храм в честь Амона носил то же имя, что и Карнак, с эпитетом "золотой". В гробницах наместников и других высших чиновников — интересные изображения депутаций нубийских народов (негров и хамитов), с дарами. После XXI династии Н. составила самостоятельное царство, со столицей в Напате. Фараоны нового государства, покоившегося на египетской культуре, считали себя законными обладателями всей Нильской долины и сначала соперничали с Ассирией за обладание Египтом (хотя не всегда удачно; Ассаргаддон даже принял титул царя Куша), а потом, кажется, поддерживали национальные стремления египтян, во время владычества Птолемеев (см. Гармахис). Они распространили свое владычество значительно дальше на Ю, дойдя до границ Абиссинии. Надписи их царей Горсиатефа и Настосена полны описаний походов и побед над большей частью неведомыми теперь для нас народами, осад неизвестных нам городов; говорится также об уведении множества женщин и огромных стад скота и о несметных дарах Амону. В связи с военными операциями на Ю, а также вследствие все большого политического и культурного отделения от Египта, столица из сравнительно тесной долины переносится в обширное Мероэ. Сначала Напата продолжала быть священным центром и местом коронации, но с времен царя Ергамена, эллинистически образованного современника Птолемея II, она теряет и это значение, после (может быть временного?) уничтожения царем стеснительной теократии и избиения жрецов. Египетский язык заменяется в официальном употреблении национальным, сохраняющим иероглифический шрифт и выработавшим своеобразный курсив. Что это за язык — нубийский или беджа, пока нельзя ответить определенно; рассмотрение Шефером этимологий географических имен доказало что в начале нашей эры в Мероэ и на берегу Чермного моря говорили по-нубийски. К этому же времени относится упадок мерситского государства. Экспедиция, отправленная Нероном для собирания сведений на Востоке перед затевавшимся грандиозным туда походом, нашла сев. Н. опустелой и в Мероэ — только деревни и хижины. Культура продолжала, однако, покоиться на египетской основе: искусство, хотя и значительно отдалившееся от древних образцов, все еще напоминало север своими царскими гробницами — пирамидами — и храмами. После Ергамена сидело еще много царей; до нас дошло более 10 картушей с их именами, написанными туземными иероглифами (для разбора их, после неудачи Бругша, единственный пока критерий — жертвенник в Берлинском музее, с именами царя Нетекамона и его жены, на двух языках). Особенным почетом пользовались матери царей, носившие титул Кандакий. Нередко они упоминаются, как правительницы; напр. с Кандакией воевали римляне в 24 г. до Р. Х., после грабительских нападений нубийских племен. Напата была разрушена, но римляне не старались подчинить себе Н., удерживая Нил лишь до 1-го порога. Во времена империи в Н. играют роль блеммии (Βλέμμυες), или, как их называли копты вальнемоуи, нобады, или нубы и мегабары, которых классики объединяют под именем эфиопов. Первые распространились из внутренней Африки до Сиены, кажется, еще при Птолемеях. Римляне представляли их себе какими-то чудовищами без головы и с глазами на груди и познакомились с ними впервые лишь в 276—80 г. по Р. Х., когда Проб, отразивший их нападение на Египет, вел их в триумфе. Н. в то время была, по-видимому, нейтральной страной между римлянами и "эфиопами", государство которых носит странное имя "Тихимти"; надписи датируются то по императорам, то по нубийским царям; со времен Антонинов, по водворении династии Горнехтатфа, последние датировки преобладают. Диоклетиан не мог сдержать нового напора блеммиев на Египет; попытка его противопоставить одних варваров другим, пригласив из Великого оазиса нобадов, не удалась, пришлось окончательно уступить Нубии и нейтральной областью, управлявшеюся сообща, объявить пространство между Примой и Сиэной; оттесненные нобады осели в области 2-го порога. В Филэ был учрежден общий для египтян и нубийцев культ Изиды; богиня ежегодно отвозилась в процессии по Нилу к блеммиям, которые сделались фанатичными приверженцами египетско-римского культа и противниками зарождавшегося христианства. Культура не изменила их нравов; они по-прежнему делают набеги, разбойничают, приносят человеческие жертвы; особенно достается от них монахам. В 451 г. Максимину удалось разбить их и заключить мир на 100 лет, на выгодных для империи условиях, но с оставлением блеммиям языческого культа в Сиэне. Около того же времени аксумские цари с юга подчиняли себе Н. Заботясь об обладании торговыми путями, они старались держать в подчинении нижнее течение Нила и оба берега Чермного моря. Адульская надпись, равно как и памятники Аксума на языке геез, сообщают о больших завоеваниях абиссинских царей. Эзана (?), сын Эла-Амиды (около конца IV в.), говорит о походе против нобадов, делавших набеги на его владения и оскорбивших его послов; он смирил их на 23 дня пути к С; в числе покоренных городов значится и Алоа. Нобады не только грабили, подобно блеммиям, абиссинян, но и нападали на империю, которая откупалась от них данью; все же они были культурнее блеммиев и занимали берега Нила, тогда как те — внутренность страны. Юстиниан решился привлечь их на свою сторону против блеммиев; лучшим средством для того было христианство. Сначала Нарсес Персармен, перешедший на сторону империи и командовавший в Н., разрушил святилища в Филэ и отослал идолов в Византию (около 530 г.), а затем начались миссионерские попытки, о которых сообщает монофизитский церковный историк Иоанн Эфесский. Юстиниан хотел послать в Н. православных проповедников, но его перехитрила Феодора, отправив туда пресвитера александрийского Юлиана, который обратил царя (547), два года учил народ и затем привел из Фиваиды епископа Феодора. Последний был умеренным монофизитом; преемник его, Лонгин, держался более крайнего направления. Ему удалось обратить в монофизитское христианство алодеев, которые, имея с нобадами общего врага — макуритов, нашли удобным сблизиться с ними в религиозном отношении. Религия макуритов, образовавших в VII — IX в. могущественное царство от устья Атбары до 3-го порога, в области Донголы, была может быть, православная, и только после арабского завоевания в Египте при временном прекращении преемства правосл. патриархов в Александрии макуриты подчинились патриарху коптскому, удержав в богослужении греч. язык. С этого времени Н. наполняется христианскими церквами, из которых многие сооружались на развалинах древних храмов; остатки до сих пор говорят о былом величии здесь христианства и заключают в себе много интересных надписей. Языческие изображения замазывались штукатуркой, на которой делались фрески. Все это пострадало и от времени, и от мусульманского фанатизма, и от вандализма туристов и даже ученых, уничтожавших фрески для открытия языческих скульптур, не сняв даже предварительно фотографий. За 2-м порогом церкви уже строились заново; до сих пор о них напоминают названия "ель-Кенисэ" — церковь и "Дейр" — монастырь. С 3-го порога начиналось царство макуритов; епископ их носил сан митрополита нижней Н.; здесь много памятников христианского времени. В Верхней Н., начинающейся за устьем Атбары, т. е. в области царства меронитского и алодейского, Лепсиус также нашел остатки христианской старины и культуры, равно как и к З от Белого Нила и даже в Сеннаре. — Последствия принятия христианства сказались скоро. Царь Силко в трех походах разбил блеммиев и подчинил себе, на вассальных началах, область их у границ Египта. Одному из преемников Силко, Ирпаноме, удалось посеять христианство в этой области; коптская надпись свидетельствует об обращении в церковь храма в Дендере (559 г.). — Дальнейшие сведения по истории Н. почерпаются главным образом из арабских писателей (Ибн-Селима ассуанского, бывшего лично во второй половине Х в. в Н. с дипломатической миссией, Масуди, Абу-Селы, Ахмед-ал-Куфи, Макризи, Абделлатифа и мн. др.), а также из коптских жизнеописаний патриархов, Севера эшмунейского. Христианство, по-видимому, держалось в Донголе и Алоа до XV в. История этих двух царств представляет безотрадную картину войн с арабами, завоевавшими Египет (611), взаимных набегов мусульман и христиан, внутренних междоусобий, открывавших врагам доступ ко вмешательству в дела страны. Уже в 651 г. арабы проникли до самой Донголы; царь Калидарут откупился от них, обязавшись платить ежегодно дань из 360 — 400 рабов ("бакт"), с получением взамен хлеба. одежды и лошадей. При Захарии бакт сокращен и выплачивался раз в три года; при сыне его Кириаке (Георгии?), в 969 г., Ибн-Селим был послан фатимидским полководцем Джевгаром с предложением царю, а может быть, и царю Алоа, Симеону, принять ислам; был диспут, и Кириак ответил предложением креститься. Другой Кириак, более древний, совершил даже победоносный поход в Египет, в 750 г., для защиты тамошних христиан. Могущество H. царства было сокрушено в XI — XIII в., после походов Саладина (1172—4) и междоусобий при царе Давиде, мятежный сын которого, Эл-шекенди, призвав на помощь мусульман, подал повод к их походам, в конце XIII в. закрепившим вассальную зависимость Н. Вероятно, с этих пор ислам делал быстрые успехи и вытеснил христианство, по прекращении старой династии как в Донголе, так и в Алоа. Подробности неизвестны. Нубийские церкви зависели от коптского патpиарха; вследствие полит. бедствий и им приходилось испытывать нередко нужду в иерархии, хотя реже, чем абиссинцам. Ванслеб, бывший в Н. в 1675 г., еще видел церкви, которые были, однако, заперты по недостатку духовенства; Буркхардт нашел следы христианства уже только в развалинах. Абу-Села рассказывает, что Кириак был общим именем верховного царя, которому было подчинено других 13. Все они были священниками. — В Алоа в христианский период был в употреблении шрифт, основанный, подобно коптскому, на греческом алфавите, дополненном несколькими туземными знаками; надписи этого шрифта имеются, между прочим, в Берлинском музее.

В 1517 г. Египет был завоеван турками, Власть их скоро распространилась на северную Н., до Ибрима; остальная часть Н. управлялась местными царьками — "меликами". В начале XVI в. в Сеннаре образовалось царство фунджей, явившихся с Ю. Последствием французской экспедиции в Египет было, между прочим, появление в Н. мамелюков, оттеснивших арабов-шегтиев. Они овладели Донголой и образовали государство, выбрав в правители Ибрагим-бея. Начинаются войны с турецкими губернаторами, насилия, разбои, жестокости. Только Мегмету-Али удалось справиться с ними: в 1822 г. египетские войска овладели Н., Донгодой, Бербером, Кордофаном и положили конец сеннарскому царству. Смуты и восстания, последовавшие за коварным убийством египетского полководца, были скоро прекращены. Мегмет-Али начал насаждать в Нубии цивилизацию, разрабатывая ее естественные богатства, объединяя ее области и водворяя порядок и просвещение. В 1883 г. Н. сделалась местом новой вспышки воинственного мусульманства: появился Махдий (см,). Разбив египетские войска в нескольких стычках и подкрепив свои силы перебежчиками, он завладел Кордофаном и 3 ноября совершенно уничтожил прекрасно вооруженный египетский отряд, под командой англичанина Гикса-паши (при Кашгиле). Победа доставила ему европейское оружие; он двинул свои полчища к Донголе и морю, а сам осадил Хартум. Попытки англ. генералов задержать его не имели успеха; Гордон (см.), в 1884 г., вынужден был признать его властителем Кордофана и отменить запрещение торга невольниками; попытка освободить Хартум окончилась неудачей, и Махдий овладел Бербером. Несмотря на прибытие нового английского отряда в 7000 чел., под начальством лорда Вольслея, Хартум был взят (26 января 1885 г.) и весь гарнизон его перерезан.

Литература. а) Путешествия: Burckhardt, "Tra vels in Nubia" (Л., 1819; в приложении перевод извлечений из арабских историков); Light, "Travels in Egypt and Nubia"; Belzoni, "Voyage en Egypte et en Nubie"; Caillaux, "V. à Meroe" (1826); Senkowski, в "Annales des voyages" (XII); R üppel, "Reisen in Nubi en etc." (1829); Hoskins, "Travels in Ethiopia" (1833, важно для археологии); Норов, "Путешествие по Египту и Нубии" (СПб., 1840; важно для христианской археологии); Lepsius, "Briefe aus Aegypten und Aethiopien" (Б., 1852); Abeken, "Rapports sur les r ésultats de l'expédition prussienne dans la Haute N." ("Revue arché ol.", III, 1); Combes, "Voyage en Egypte et en Nubie" (1846); Roberts, "Egypt and Nubia" (1846); Рафалович, в "Записк. Русс. Геогр. Общ." (IV, 1); Ценковский, "Известия" того же общ. (1850); Amp è re, "La N." ("Revue de D. Mondes", 1849); Hartmann, в "Ann. d. Vоу." (1863) и мн. др. b) По истории: Quatremère, "Mé m. s. la Nubie" ("M. s. l'Egypte" II, 1811); Розов, "Христианская Н. Ч. I. Источники для истории христианства в Н." (Киев, 1890; к числу достоинств этого прекрасного труда относится полная библиография); Revillout, "M é m. s. les Blemmyes" (Пар., 1874—87) и статьи в "Revue Egyptologique"; Lepsius, "Denkm ä ler aus Aegypten u. Aethiopien"; Champollion, "Monuments de l'Eg. et de la Nubie" и мн. др. с) По языку: Lepsius, "Nubische Gram." (1880); Reinisch, "Die Nuba-Sprache" (1879, в серии "Sprachen NO Afrikas; Erman, "Die Aloa-Iuschriften" ("Aeg. Zeitscbr.", 1881); Sch ä fer, "Nubische Ortsnamen" и др. (ib., 1895); Brugsch, "Entzifferung d. Meroitischen Schriftdenkm." (там же, 1887).

Б. Т.

( Источник: Энциклопедия Брокгауза и Эфрона)