Парни Эварист-Дезире

(де Форж, виконт Раrnу) франц. поэт, член Франц. академии (1753—1814). До семнадцатилетнего возраста этот будущий певец чувственных наслаждений отличался религиозной экзальтацией. Поступив в семинарию, он готовился к духовному званию, но, уступая воле отца, перешел в военную службу. Здесь впечатлительная натура молодого человека очень скоро попала в течение совершенно противоположное, с "философским" (преимущественно антицерковным) направлением соединявшее фривольность и эпикурейское наслаждение жизнью. К этому же времени относится и знакомство молодого П. с тогдашней французской поэзией, которая, нарушая завет Вольтера: "Горе в этом веке тому стихотворцу, который остается только стихотворцем!", имела главными руководителями таких ничтожных писателей как Дора, Буффлер и др., — поэзией мадригалов, псевдоанакреонтических взглядов и стремлений. В первом сборнике стихотворений П.: "Po ésies é rotiques" преобладало, однако, настроение элегическое. Громкая известность, доставленная молодому автору этими стихотворениями, была упрочена похвалой Вольтера, который возвел его во французские Тибуллы. Дальнейшие произведения П. являются уже чисто эротическими, часто с значительной примесью цинизма (напр. поэма "Les amours des reines de France", сожженная им самим в 1793 г.). Поэма "La guerre des dieux anciens et modernes", написанная во время директории — неудачное подражание, по тону, манере и характеру, "Pucelle" Вольтера. В том же роде и другие поэмы П. — "Le paradis perdu", "Galanteries de la Bib l e", "La Christianide"; последняя не появилась в печати, так как рукопись была куплена у автора правительством Реставрации и уничтожена. Революция превратила П. из богатого человека в бедняка, существовавшего только скудным жалованьем в разных присутственных местах и такими же скудными литературными заработками. Как поэт, П. мог бы занять почетное место в истории литературы, если бы не подчинился влиянию нездоровых струй величественного, в общем, течения литературы XVIII в. Его "Po ésies é rotiques" доказали его искренность, свежесть, способность поэтически воспроизводить пережитое; проблески этих достоинств встречаются и в позднейших его произведениях, чем и объясняется сочувствие к нему таких писателей, как Шатобриан, Ламартин, Беранже (издавший часть его стихотворений), таких критиков, как Сент-Бёв (нaпиcaвший большое и прекрасное предисловие к полному собранию его сочинений), наконец, поэтов не только французских, но и иностранных. У Пушкина, напр., есть немало переводов и подражаний П., не только в "лицейских" стихотворениях, но и до 1824 г.; он упоминает о П. даже в "Евгении Онегине", в письмах ставит его, как Вольтер, рядом с Тибуллом, или, желая похвалить Батюшкова, называет последнего "российским Парни", а на Баратынского возлагает надежду, что он "превзойдет Парни". Подражателей и переводчиков между русскими писателями П. нашел также в Крылове, Батюшкове, Давыдове, Вяземском. Узость кругозора, отсутствие "изобретательности" и "волшебства кисти" (la magie du pinceau), подчинение фальшивым влияниям — все это, однако, вдвинуло П. в ряд тех писателей, о которых история литературы упоминает только потому, что в свое время они играли более или менее значительную роль.

П. В—б—ъ.

( Источник: Энциклопедия Брокгауза и Эфрона)