Тягло

— в Московской Руси податная обязанность более или менее осевших, состоятельных хозяйств по отношению к государству. В обычных своих размерах Т. не только превышало размеры оброка (см.), но иногда поднималось выше платежеспособности населения. Оброк всегда считался более легким, чем Т. В термине Т. нередко сливались все виды прямых налогов. В древних грамотах Т. заменяется словом "тягость"; Т. облагался не член общины, а определенная единица, округ, волость, как совокупность хозяйств. Физическое или юридическое лицо, подлежавшее Т., должно было владеть хозяйством, которое распадалось на главный центр и второстепенные части. Эти части тянули к центру и носили название тяглых. Отсюда Т. стал называться объект налога, участок пашни, надел. От Т. освобождала гражданская служба по назначению от правительства, военная служба, дворовая, придворная и отчасти принадлежность к купеческому сословию. С XVII в. привилегии эти стали подвергаться ограничениям. Мелкие землевладельцы служилого класса не были свободны от Т. Привилегии духовенства постепенно были ограничены. По различным причинам иногда выдавались льготы отдельным лицам тяглого класса. Чаще встречаются временные привилегии, даруемые ввиду бедственного положения хозяйства данного лица. Беднейшие классы сельского и городского населения, нищие, бедные вдовы и пр. вовсе не входили в "разрубы и разметы" тяглой общины (см. Раскладка податей) и не записывались в Т. Вольные люди при заселении необработанной пустоши также получали льготы на тот или другой срок в зависимости от размеров капитала и количества труда, необходимых для приведения участка в условия, годные для посева. К чисто случайным причинам освобождения от Т. относятся разорение от неприятельских войск и разбойничьих шаек, пожар, услуги государству и пр. Ввиду злоупотреблений со стороны крестьян введены были поручные записи в том, что поселенцы до истечения льготных лет не сойдут с участка, а по истечении будут платить подати исправно. К составу тяглого населения Московской Руси XVII в. относятся крестьянская община и посадская община. См. Крестьяне, Посадские люди. Ср. Лаппо-Данилевский, "Организация прямого обложения в Московском государстве и пр." (СПб., 1890); Милюков, "Государственное хозяйство России в первой четверти XVIII стол." (СПб., 1892); Дьяконов, "Акты, относящиеся к истории тяглого населения в Московском государстве" (Юрьев, 1895—97).

Т. в духовенстве. Приходское духовенство в своем духовном ведомстве в Древней Руси было податным классом, который был обязан Т. своему владыке, должен был кормить последнего со всеми его служилыми людьми. Выражение "тяглые попы" было официальным термином. Система кормления, на которой построена вся древняя администрация, легла в основу и епархиального управления и всею тяжестью пала на белое духовенство. Административные отношения между архиереем и духовенством, о которых говорят древние акты, главным образом состоят со стороны архиерея в стремлении устроить правильность сборов, предотвратить всякое уклонение от них, в той же гоньбе за тяглым человеком, которая так характеристично проявлялась в светской администрации, — с другой, со стороны духовенства — в уклонениях от сборов, в хлопотах сбавить церковную дань, добыть жалованную грамоту, сменить один приход, с которого платилось много, на другой, обложенный более легким сбором. Святительские дани и пошлины платились священноцерковнослужителями при самом производстве их в духовный чин и во все продолжение их служения при церквах. Каждый ставленник, рукополагаемый во священника и диакона и посвящаемый в стихарь, обязан был платить "ставленые пошлины". После резких обличений стригольников (см.) касательно поставления пастырей на мзде собор 1503 г. отменил было эти пошлины, но Стоглав снова узаконил их. За переход к другой церкви каждый священнослужитель платил "перехожие деньги". Вдовые попы и диаконы платили "епитрахильные" и "орарные" пошлины. Безместное духовенство, служившее по найму, для которого оно становилось на крестцах (перекрестках), обложено было пошлиной "крестцовой". За явку грамот новому архиерею платилась "явленая куница", или явочные деньги. Все церкви платили в архиерейскую казну каждогодно "церковную дань" по числу приходских дворов. Важную статью архиерейских доходов составляли пошлины за "антиминсы" для новых церквей и "венечные" с браков. При Иоанне Грозном определена была денежная сумма, которую духовенство должно было платить ежегодно за архиерейский "подъезд", хотя бы архиерей и не ездил по епархии. Кроме подъезда, оно платило еще "московский подъем" для покрытия издержек на поездки епископа к митрополиту. Со сборами на архиереев соединялись еще особые сборы на их чиновников и служителей архиерейского дома; со времени Стоглава эти сборы слагались в одну общую сумму, равную по величине церковной дани и известную под именем "десятильнича дохода". При поездках архиерейских чиновников духовенство ставило им кормы и подводы. Оно же строило двор архиерея и дворы десятильничи. Самые платежи сборов и запись их в книги облагались пошлинами в пользу архиерейских служителей под именем "данских" и "отвозных" денег, "с оброком куницы" и "писчего". Из этого перечня пошлин видно, что белое духовенство действительно было тяглым в отношении к своему архиерею в том же самом смысле, в каком это понятие прилагалось к членам крестьянских и посадских черных общин. В наказах архиерейских поповским старостам и десятильникам на первом плане стоит сбор пошлин с духовенства — и общий финансовый взгляд на управление, который проходит через всю древнюю администрацию, проводится здесь во всей своей силе. Тяжесть Т. вела к разнообразным уклонениям от него, и вот — как в гражданской, так и в церковной администрации — является гоньба за тяглым человеком, усиленные хлопоты о том, чтобы он не оказался в избылых, не вышел из службы и из Т., строгости и правежи. Архиепископ Новгородский Феофил, предписывая (1477 г.) псковским священникам платить пошлины без всякого забвения, грозит: "а которые священницы не заплатят подъезда моего, и аз тем литургисати не велю". В наказной грамоте Иоакима назначается штраф за утайку священниками приходских дворов и земли или промыт по 2 руб. по 4 алт. 1 ½ ден. за каждый утаенный двор; затем поповскому старосте предписывается собрать церковную дань и все пошлины без недобору, а на ослушниках "править без всякия пощады". За неисправный платеж церковной дани патриарх Адриан грозит священникам лишением мест. Количество сборов зависело от усмотрения архиереев. Случалось, что церковь облагалась слишком высокими сборами и поэтому долго оставалась вовсе без причта. Случалось и то, что причт, соединясь с прихожанами, силой отбивался от сборов. В 1435 г. во Пскове духовенство вместе с народом сильно поколотили владычных людей. То же случилось в Вышгороде; горожане прибили и изувечили десятильника и людей митрополита Ионы. Законным средством избавиться от тяжести платежей были "жалованные грамоты", но архиереи давали такие грамоты большею частью только таким церквам, которые находились в государевых селах или в вотчинах уважаемых монастырей и сильных лиц. Кроме платежей в архиерейскую казну, духовенство не было свободно и от гражданских платежей и повинностей. С своих земель оно должно было выставлять ратников, давать деньги или припасы на военные нужды, поставлять кормы и подводы чиновникам, поддерживать мосты и дороги, исполнять повинность городовую. Духовные лица, жившие на чужих землях, подлежали еще сборам в пользу владельца. Жившие на черных землях тянули с черными людьми, т. е. несли Т., платили оброк наместникам и другим чиновникам, деньги ямские, стрелецкие, пищальные и др. Белою, свободною от платежей считалась только земля церковная, но и с нее духовенство должно было нести некоторые платежи в чрезвычайных случаях — во время войны и для выкупа пленных. Из постоянных повинностей она не освобождалась от повинности губной, т. е. содержания губного старосты. При Петре Великом старое архиерейское Т. сделалось для духовенства тяжелее прежнего, потому что попало теперь в ведомство сборщиков монастырского приказа. Кроме старых платежей, явились еще новые, в пользу школ и богаделен, и на жалованье вновь явившемуся военному духовенству вместо личной военной службы с духовенства назначен особый государственный сбор — с священнослужителей — драгунскими лошадьми, по одной лошади с каждых 150 дворов прихода, а с причетников деньгами по рублю; явились новые повинности — караульная по улицам, пожарная (отмененные в 1742 г.) и др. Все эти сборы с духовных лиц производились, как и с крестьян, посредством жестоких правежей, с большими запросами и взятками. В 1764 г., когда упразднено было в церкви существование крепостного права, уничтожено старое Т., которое несло духовенство в пользу архиереев. Все сборы в архиерейскую казну, на епархиальных чиновников и на школы были отменены; при освящении церквей дозволено брать только 50 коп. за антиминс, а при поставлении ставлеников — по 2 руб. за поставление во диаконы и по 2 же р. за поставление во священники; употребление ставлеников на работы при архиерейских домах запрещено; в 1765 г. отменены сборы за венечные памяти; в 1766 г. отменен сбор и подможных денег для полковых священников. Остались сборы на содержание духовных правлений и на поездки епархиальных чиновников и властей по округам, на которые штаты не назначили никаких сумм. См. П. В. Знаменский, "Приходское духовенство на Руси. Повинности духовенства в древней Руси" ("Правосл. обозрение", 1867, т. I); "О сборах с низшего духовенства русского в казну епархиальных архиереев в XVII и XVIII стол." ("Правосл. собеседник", 1866, т. I); Ив. Перов, "Епархиальные учреждения в русской церкви в XVI и XVII вв." (Рязань, 1882); П. В. Знаменский, "Руководство к русской церковной истории" (Казань, 1888).

( Источник: Энциклопедия Брокгауза и Эфрона)