Шлиссельбургская крепость

(см. Шлиссельбург) — почти со времен Петра Великого служила тюрьмой, и притом тюрьмой для важнейших политических преступников, а в XVIII веке в особенности — для лиц высокопоставленных, судьбу которых хотели держать в тайне. Сидели заключенные в XVIII в. в башнях и каменных мешках, никого не видя, обыкновенно лишенные даже прогулок. При Петре Вел. здесь сидела и умерла в 1723 г. его сестра Мария Алексеевна, обвиненная в сношениях с первой женой Петра Вел. Евдокией Федоровной Лопухиной, при Екатерине I — эта последняя; в 1756—64 г. в Ш. крепости содержался и в ней же был убит бывший император Иоанн VI Антонович. Здесь сидел и умер (1737) член верховного совета кн. Д. М. Голицын. Но сидели здесь и простые смертные, которым придавали особенное значение; так, в 1745 г. в "безысходную тюрьму" Ш. был посажен и уморил в ней себя голодом расколоучитель Круглый. В 1792—96 г. в Ш. был заточен Н. И. Новиков. В начале XIX в. в Ш. построено новое, специальное тюремное здание, впоследствии получившее наименование старой тюрьмы, и с начала XIX в. до конца 60-х годов она никогда не пустовала. Списка сидевших в ней за это время составить нельзя, но несоменно, что число их было значительно. Здесь сидели основатель Харьковского университета В. Н. Каразин, один из деятелей Кирилло-Мефодиевского братства Гулак (1847—50), польский революционер Лукасинский (1831—68), М. А. Бакунин (1854—57) и т. д. Условия жизни в крепости за это время мало известны; несомненно только, что они были ужасны. В 1869 г. Ш. крепость обращена в военно-арестантские роты; вскоре в нее совсем перестали сажать, и несколько лет она пустовала. В начале 1880-х гг. была построена новая тюрьма, и в эту тюрьму стали сажать политических, приговоренных к каторжным работам; на ее дворе производились смертные казни. Ужасен был тюремный режим, в особенности полная изоляция от окружающего мира, настолько строгая, что заключенные только через полгода после начала войны между Россией и Японией заподозрили по какому-то случайному признаку, что Россия с кем-то ведет войну, но не могли узнать, с кем именно. Сношения внутри между заключенными после упорной борьбы были, однако, завоеваны. В крепости заключенные кончали с собой посредством вскрытия вен стеклом (София Гинзбург), посредством самосожжения (Грачевский), давания пощечин кому-либо из начальства с целью подвергнуться смертной казни (Мышкин), многие сходили с ума, умирали и т. д. Лишь весьма немногие из посаженных в 1880-х гг. были перевезены на каторгу на Сахалин, что считалось ими величайшим улучшением судьбы. Только по амнистии в авг. 1904 г. была отпущена Вера Фигнер, а по амнистии 21 окт. 1905 г. остальные либо освобождены, как, напр., Лопатин, либо переведены на каторгу, как, напр., Карпович и Гершуни. 8 дек. 1905 г. Ш. крепость была упразднена; ее история начала раскрываться, однако в авг. 1906 г. здесь казнены Васильев, убивший (по ошибке, вместо Трепова) ген. Козлова, и Зинаида Коноплянникова, убившая генерала Мина. В конце 1906 г. в Ш. крепость начали вновь сажать осужденных. Новый период истории Ш. крепости пока покрыт глубокой тайной, как был в свое время ею покрыт и предыдущий период. Для изучения истории Ш. крепости и для помощи бывшим заключенным в ней образовался в Петербурге в конце 1905 г. особый Шлиссельбургский комитет. Им издан 1-й т. "Галереи шлиссельбургских узников" (СПб., 1907).

В. В—в.

( Источник: Энциклопедия Брокгауза и Эфрона)