ЗОСИМА

- центральный персонаж романа Ф.М.Достоевского «Братья Карамазовы» (1878-1880). В записях к первым двум книгам романа имя 3. не встречается. Этот персонаж назван просто старцем, хотя дважды на одной из страниц появляется имя Макарий (такое же имя носит странник в романе «Подросток»). Это упоминание указывает на близость двух образов, отразивших стремление Достоевского запечатлеть фигуру современного подвижника и учителя-христианина (ранее эта задача решалась при создании образа Тихона в «Бесах»). Учения Макара Долгорукова и старца 3. очень близки. Д.С.Мережковский в своей работе «Л.Толстой и Достоевский», размышляя над смыслом этих образов, писал: ««Хорошо все на свете, милый», - говорит Макар Иванович. «Все хорошо», - говорит и старец Зо-сима. Все хорошо, потому что все необходимо и в этой своей необходимости божественно-свободно. И Макар Иванович, и старец Зосима исполнили самую таинственную из всех заповедей Заратустры: не только терпят они, но и любят необходимое».

Критики давно заметили связь 3. с Тихоном Задонским, которого Достоевский еще в шестидесятые годы «с восторгом принял в свое сердце»; старцем-пустынножителем, сыном смоленского воеводы, Зосимой-Захарием Тобольским; отмечалось также внешнее сходство со старцем Амвросием, которого Ф.М.Достоевский посетил в Оптиной пустыни вместе с Вл.С.Соловьевым летом 1878 года. А.Г.Достоевская указывает на автобиографические черты образа 3.: отношение старца к Алеше Карамазову схоже с тем, которое установилось у Достоевского к молодому Вл.С.Соловьеву. К.В.Мочульский отмечал, что любовь 3. к юному послушнику отражает привязанность св. Тихона к сыну помещика Бехтеева - Никанд-ру. Создавая «Житие в Бозе преставившегося иеромонаха старца Зосимы», Достоевский подражал слогу религиозно-нравственного произ-/ ведения св. Тихона «Сокровище духовное от I мира собираемое». Уже первые рецензенты ; расценили как большой успех писателя стиль ' речей старца 3.

Шестая книга, «Русский инок», раскрывающая учение старца 3., следует непосредственно j за исповедью Ивана Карамазова. Таким обра-ЕЭОМ, писатель композиционно ставит старца 3. Тв положение идейного антипода брата Ивана. 1 Их главное разногласие - в отношении к ми-1ру. 3. выражает его умиленно-восторженно, /Иван бунтует против действительности, осно-/ инной на слезах и крови детей. Однако имен-1воЗ. дано понять «богомученичество» Ивана. Старец учит о восхождении души к Богу: «Зе-1млю целуй и неустанно, ненасытимо люби, Ецщи восторга и исступления сего, омочи землю /слезами радости твоея и люби сии слезы твои».

В письме к Н.А.Любимову от 11 июня 1879 /г. Достоевский называет поучения старца 3. дсмертными беседами с друзьями». Лите-цы это название связывают с названи/ книги Гоголя «Выбранные места из переписки с друзьями». При этом отмечается также и ть идей, высказанных Гоголем (в част-о противопоставлении России Запад-I Европе), с высказываниями старца. По анальному плану 3. сам должен был свои предсмертные поучения. Од-) в процессе работы Достоевский отказался от этой идеи, показавшейся маловероятной: ый и больной старец пишет свое завеща-I, Предсмертное его слово записал Алеша. Современная Достоевскому либеральная критика не приняла образ старца 3. Он был также отвергнут и оптинскими старцами. К.Н.Леонтьев в статье «О всемирной любви» (1880) упрекал Достоевского в серьезном уклонении от «церковного пути»: «Братство по возможности и гуманность действительно рекомендуются Св. писанием Нового завета для загробного спасения личной души; но в Св. писании нигде не сказано, что люди дойдут посредством этой гуманности до мира и благоденствия. Христос нам этого не обещал... Это неправда...» В письмах к В.В.Розанову Леонтьев повторил свои упреки Достоевскому в незнании подлинного монашества и «неправославном» изображении монахов в романе «Братья Карамазовы». Вл.С.Соловьев в письме к К.Н.Леонтьеву (середина 1880-х гг.) написал, что Достоевский рассматривал религию лишь «в подзорную трубу» и «стать на действительно религиозную почву никогда не умел». Можно предположить, что в последнем замечании философа содержится ключ к пониманию «святого» героя: Достоевский не стремился к буквальной религиозной достоверности. Он не был религиозным писателем. Создавая образ 3. как учителя Алеши Карамазова (заметим, главного героя повествования, как это заявлено в начале романа, которому предстояло, по мысли писателя, повторить путь 3.), доверяя старцу слова, опровергающие идеи Великого инквизитора, писатель опирался прежде всего на нравственные устои внутри самого человека, в пробуждении которых он видел главную задачу религии. Для этого он и вел своих героев от безверия к вере. А проводником был избран 3. В этом плане представляется важным наблюдение К.В.Мочульского: «Сокровищница православия неисчерпаема; Зосима не охватывает своим духовным взором всего ее богатства: он берет из нее только несколько жемчужин, но в руках его они загораются новым блеском».

Лит.: Плетнев Р. Сердцем мудрые (О «старцах» у Достоевского); О Достоевском. Сб. статей. Прага, 1929. Вып. II. С. 73-92; Альтман М.С. Прообразы старца Зосимы; Достоевский и его время. Л., 1971. С. 213-216.

Т.В.Глазкова

( Источник: Литературные герои.)