102. Р.С. Гудзенко[*1]

14 июля 1958

Дорогой Родион Степанович,
наш кочевой образ жизни приобрел за последнее время какой-то особенно бурный темп: за полтора месяца мы ухитрились переменить место обитания 5 раз. Перечисляю: пароход, на котором мы совершали поездку от Москвы до Уфы и обратно, московский пригород Измайлово[1], где мы приютились на несколько дней у наших друзей, 3 дня в самой Москве у родителей Аллы Ал<ександровны>, 2 дня в городе Переславле-Залесском и, наконец, в ближайшей деревне, где мы украшаем нашими фигурами местность и поныне. Ввиду отсутствия постоянного адреса у нас прервались все эпистолярные связи, и я даже не могу сообразить, когда писал Вам в последний раз и что именно описывал. Во всяком случае, впечатлениями от пароходной поездки я еще, кажется, не поделился. А впечатления были чудные. Из городов нам понравились Горький, Кострома, Углич и особенно Ярославль. Когда подъезжаешь к нему с востока — немеешь от поразительного зрелища: отражаемый в широкой реке город с десятками дивных старинных церквей и колоколен и с ярко-зеленой набережной. Китеж, да и только! Впечатление не ослабеет и после подъема в самый город: необыкновенно заботливо ухоженный, с великолепными аллеями, бульварами, прелестными уютными улочками, тихими и чистыми, и с домами, каждый из которых имеет собственный архитектурный облик. После Ленинграда и Киева (о Москве не говорю) это лучший из русских городов, какие я видел.
Еще величественнее природа по берегам Камы и Белой. Чередуются красные обрывы, белые скалы, поросшие дремучими лесами увалы и широкие заливные луга. Пустынно, как 1000 лет назад.
Алла Ал<ександровна> получила заказ на серию подмосковных пейзажей для выставки «Советская Россия», предстоящую в будущем году осенью, и неделю назад мы устремились в городок Переславль, прославленный Пришвиным[2], Кардовским[3] и некоторыми художниками с менее громкимименами. Должен сказать, что первое впечатление было таким обескураживающим, что мы едва не повернули назад. После всего, виденного во время пароходной поездки, представшее нашим глазам зрелище показалось до того мизерным, что мы и сейчас не можем понять, чего ради приезжают сюда толпы художников. Имеется один, действительно прелестный монастырь, превращенный в музей, и несколько старых, требующих ремонта, церквей. Больше и смотреть не на что.
Пробыв два дня в городе, мы махнули на него рукой и сняли комнату в ближайшей деревне. Хозяева симпатичные, комнатка аккуратненькая, с окнами на широкую, зеленую улицу, ведущую к озеру, и на закаты. К сожалению, нет никакого намека на сад и ближайшая древесная тень — в полутора километрах. Это досадно потому, что ходить могу мало и отнюдь не всегда. Поэтому мне приходится проводить часть времени в комнате, за пишущей машинкой или с книгой. Впрочем, я все-таки осмотрел ближайшие окрестности, обнаружил еще не скошенные цветущие луга, славные овражки и ложбинки, заросли дубняка и иван-чая, поля пшеницы и льна, хороший лес и широкие дали с видами на Плещеево озеро и дальние леса.
Надеюсь, что и здесь удастся прожить не без пользы. Ведь что мне нужно? 1) тишина, 2) жена, без которой я не могу жить, 3) такое состояние здоровья, при котором я могу немного работать, и 4) возможность везде ходить босиком. Все эти компоненты здесь налицо. Чего ж еще?
Ах, да, еще 5-й компонент: ощущение зеленой, родной, полнокровной природы вокруг. Но и это здесь имеется.
Алла Ал<ександровна> с первых же дней принялась шататься по окрестностям с этюдником, по обыкновению не сообразуясь с собственными физическими возможностями, и вот сегодня к вечеру уже лежит без задних ног после того, как несколько часов писала с натуры.
Погода жаркая. Лично для меня это хорошо: я не переношу облачного неба, сердце всегда остро реагирует на погоду, а в ясные дни я способен пройти, с перерывами, несколько километров.
Очень жду от Вас вестей по адресу: г. Переславль-Залесский Ярославской обл., 1-е городское отделение связи, до востребования на имя кого-нибудь из нас.
Оба крепко жмем Вам руку, а чего именно мы для Вас желаем — Вы и сами знаете.
Пишите, когда будет возможность!
И не обессудьте за машинописный текст: процесс печатания настолько быстрее и удобнее, чем ковыряние дурацким пером по дурацкой бумаге, что я, с Вашего разрешения, и впредь буду прибегать к этому высоко цивилизованному способу общения.

Д. Андреев
P.S. Здесь мы пробудем до 20–25 августа.


Следующее


ПРИМЕЧАНИЯ

*1

Впервые: Лепта. 1996. № 28. Автограф — архив Р.С. Гудзенко.

Обратно

1

В конце июня 1958 г. Андреевы несколько дней прожили в Измайлове у В.Л. Миндовской и Л.М. Тарасова.

Обратно

2

С Переславлем-Залесским было многое связано в жизни и творчестве М.М. Пришвина; в районе Переславля-Залесского он жил в 1920-е гг., работая на биологической станции «Ботик», а затем, в 1941–1945 гг. в Усолье; о ПереславлеЗалесском говорится в его «Рассказах о ленинградских детях» (1947–1957) и в «Повести нашего времени» (1946–1957).

Обратно

3

Д.Н. Кардовский родился в с. Осурово, ныне Переславль-Залесский, с которым связаны его жизнь и творчество, где он умер и где ныне существует его мемориальный музей.

Обратно