103. И.В. Бошко[*1]

17 июля <19>58

Дорогая Ирина Владимировна,
получили Ваше письмо как раз в тот день, когда, немного осмотревшись, собирались Вам написать. Но затронутый Вами вопрос о медунице принудил отложить послание еще на два дня, пока не засохнет немного образец того, что называется медуницей у нас. Посылаем его в надежде переманить Вас на нашу сторону в этом вопросе.
Вы ошибаетесь, дорогая, представляя нас кейфующими на благословенных берегах Сенежа. Сенежский проект возник и отпал, как многие другие. И в итоге очутились, сорвавшись с места «как ненормальные», в городке Переславле-Залесском, прославленном Александром Невским[1], Пришвиным и Кардовским. Весьма возможно, что при Невском этот городок и стоило прославлять (от тех времен сохранился, по крайней мере, белый одноглавый собор и еще нечто, о чем местные патриоты в один голос говорили нам так: «Вы непременно должны посмотреть вау». — «Что значит ВАУ? — спрашивали мы. — Что это за сокращение?» — «Да нет, нет: вау, вау, городской вау». Оказалось, что речь шла о земляном вале, похожем на железнодорожную насыпь, но датируемом XIII веком). Позднейшие эпохи, вплоть до XVIII столетия, оставили после себя несколько чудесных церквей, ныне требующих немедленного ремонта и наказания тех безобразников, которые превратили их в мастерские и хлебозавод, и целых 4 монастыря, — из них один теперь называется музеем, а остальные мало-помалу превращаются в руины. Но за что так превозносили этот городок и его окрестности Пришвин и Кардовский, а следом за ними и множество художников с менее громкими именами—остается тайной. Городок настолько пыльный, бедный зеленью и лишенный красивых окрестностей, что мы едва не повернули назад, а потом, два дня повертевшись там, махнули рукой и сняли комнату в деревеньке на берегу Плещеева озера, в 2 км от города. Природа здесь отнюдь не богатая, тем более для глаз людей, только что любовавшихся берегами Белой, Камы и Волги. Но имеются все-таки цветущие луга, которые теперь начинают скашивать, в полутора верстах — недурной лес, а между ним и озером — поля пшеницы, льна и неудавшейся кукурузы, пересекаемые очень миленькими овражками и перелесками. Овражки поросли дубняком, иван-чаем и медуницей. Озеро значительно оживляет ландшафт.
Комнатка у нас чистенькая, хозяева очень симпатичные. Окна выходят на поросшую травой улицу. Большой недостаток — отсутствие сада. Изза этого приходится все то время, которое не удается посвящать прогулкам за 3–4 версты, проводить в комнате, за пиш<ущей> машинкой или с книгой. Что же касается Аллы, то она первую неделю носилась по всей округе с этюдником, по своему обыкновению не соразмеряя своих желаний со своими силами, а теперь под действием наступившей пасмурной погоды приуныла и мучается невритными болями. Хорошо, по крайней мере, что ее правая нога, долго болевшая после рентгеноожога, сейчас не дает о себе знать. Настроение у Аллы неровное — зависит от погоды и от того, насколько удачными представляются ей ее новые живописные начинания. А я засел на одном, давно не удающемся мне опусе, и это несколько понижает мою жизнерадостность.
Сердце, как это было и на пароходе, прилично ведет себя в ясные дни и выкидывает фокусы в пасмурные. Сейчас злобой дня сделался еще и нарыв на глазу, грозящий разрастись, как это у меня обычно бывает, в нечто апокалиптическое.
Новые осложнения в Вашей жизни нас озадачили и встревожили. Очень хорошо понимаем всю сложность создавшейся ситуации и сочувствуем от всей души. Пожалуйста, дорогой друг, держите нас в курсе происходящих в Вашей жизни перемен и возникающих проектов.
Адресовать нам так: г. Переславль-Залесский Ярославской области, 1-е городское отделение связи, до востребования на мое имя. Крепко, крепко жму Вашу руку.

Д. Андреев


Следующее


ПРИМЕЧАНИЯ

*1

Впервые: СС, 3, 2. Автограф — архив А.А. Андреевой. Бошко И.В. — преподаватель литературы из Киева, знакомая Андреевых по поездке Москва — Уфа.

Обратно

1

Александр Невский родился в Переславле-Залесском, князем которого был в 1238–1258 гг. и время от времени жил там.

Обратно