111. В.Л. Андрееву[*1]

11 сентября <19>58

Москва Дорогой Дима,
боюсь, что из-за кочевого образа жизни, который мы ведем все это лето, какое-нибудь твое письмо могло разминуться с нами и затеряться. И хотя сейчас мы опять собираемся уезжать, и притом надолго, ты адресуй письма мне на московский адрес:
Москва, Б-62, Подсосенский пер., 23, кв. 28, Александру Петровичу Бружес. Оттуда нам переправят письмо на юг, где мы собираемся провести всю осень. Нашего будущего адреса на юге мы и сами еще не знаем.
Надеюсь, ты получил мое письмо, посланное в конце июня, где я описывал нашу поездку на пароходе до Уфы и обратно. После этого мы уехали в небольшой городок Переславль-Залесский, известный своими памятниками старины, и прожили там полтора месяца, — точнее — не в самом Переславле, а в деревеньке в 3 км от него, на берегу Плещеева озера. Сперва все шло хорошо. Алла очень продуктивно работала, написала 4 картины и много этюдов маслом и темперой. Теперь, на юге будет продолжать эту серию пейзажей, а в декабре состоится просмотр ее работ выставкомом «Советской России» — выставки, которая намечается в будущем году. Но к концу нашего пребывания в Переславле Алла простудилась, пролежала неделю с высокой температурой, а потом слег и я: очередное обострение стенокардии. В полулежачем состоянии приволокли меня в Москву, и я до сих пор нахожусь на «постельном режиме». Делают уколы, пичкают медикаментами и мало-помалу добились того, что я могу попробовать одолеть переезд на поезде до Краснодара. Там надеемся застать более ровную, а главное — более ясную погоду: для меня этот фактор стал едва ли не решающим. Пока барометрическое давление высокое, я бодр и работоспособен; едва начинаются дожди и ветры—я никуда не гожусь.
Все эти переезды и болезни сильно оторвали нас от общей художественной и литературной жизни. Даже в кино мы были в последний раз месяца 4 назад — смотрели «Идиота». Если до вас дойдет этот фильм, не пропустите его: образ Настасьи Филипповны оставляет желать лучшего, но Мышкин совершенно бесподобен, едва ли даже не лучше, чем у самого Достоевского. Это настоящий шедевр. Ничего подобного я в кино еще не видал[1].
Сейчас читаю новый перевод «Махабхараты», выходящий у нас том за томом. (Перевод и превосходные комментарии акад<емика> Соколова[2].) Впечатление грандиозное. Нибелунги, Илиада, Одиссея, Эдда — все меркнет рядом с этим титаническим полотном.
С Корнеем Ивановичем[3] мы иногда перезваниваемся по телефону или перебрасываемся письмами. Встретиться никак не удается из-за того, что болен то он, то я.
Не могли бы вы с Олей сообщить, на какие месяцы будущего лета падает ваш отпуск и когда именно можно надеяться увидеть вас здесь? Если будем живы, надо будет спланировать то лето таким образом, чтобы хоть месяц прожить где-нибудь вместе. Что вы думаете, например, о совместной поездке на пароходе от Москвы до Ростова-на-Дону и обратно? или до Перми? (Алла склоняется в сторону последнего варианта.)
Пишите поскорее, дорогие. Очень скучно столько времени не получать от вас вестей.
Крепко обнимаю и целую всех — и тебя, и Олю, и Олечку с Мишуком, и Сашу.

Даниил
P.S. Сейчас идет такая предотъездная сутолока, что Алла 2 дня не могла выбрать минутки, чтобы сделать приписку. Она успевает только мысленно вас обнять и поцеловать. С юга напишем более толково.

Д.


Следующее


ПРИМЕЧАНИЯ

*1

Впервые: СС, 3, 2. Автограф — РАЛ. MS. 1350/1171.

Обратно

1

Фильм «Идиот» (1958) режиссера И.А. Пырьева.

Обратно

2

Описка. Имеется в виду академик Смирнов Б.Л., в переводе которого к тому времени вышли три подготовленных им тома: Махабхарата I. Две поэмы из III книги (Ашхабад, 1955), Махабхарата II. Бхагавадгита (Ашхабад, 1956) и Махабхарата III. Эпизоды из книг III, V (Ашхабад, 1957).

Обратно

3

Речь идет о К.И. Чуковском; в архиве А.А. Андреевой сохранились лишь две открытки Чуковского к Д.Л. Андрееву.

Обратно