117. Л.Л. Ракову[*1]

13 октября 1958

Дорогой Левушка,
так долго не давал о себе знать потому, что почти непрерывно болею. Здесь чудная погода, горы все залиты золотом и пурпуром, безветрие и солнце. К сожалению, всей этой благодатью мне удается наслаждаться только лежа на топчане под яблоней. Попытки совершить маленькие прогулки привели лишь к обострению стенокардии, и без того уже достаточно обостренной и теперь осложнившейся астматическим бронхитом и какими-то непонятными явлениями со стороны желудка. Фактически третий месяц существую на уколах кордиамина и т.п. препаратов, а в дни особенно острых приступов получаю инъекцию пантопона. Были случаи, когда и окружающие, и я сам думали, что начинается агония. Но благодаря неусыпным заботам и энергии Аллы Ал<ександровны> каждый раз выкарабкивался.
Но понемногу все-таки работаю. Привел в порядок и закончил одну поэму в прозе, начатую еще во Владимире[1]. Вещь совершенно фантастическая, но имеет некоторое, хотя очень косвенное, отношение к Ленинграду. Скоро хочу попробовать одну совсем новую вещь (тоже входящую в старый ансамбль), навеянную нашим июньским путешествием на пароходе[2].
Алла Ал<ександровна> разрывается между уходом за мной, который теперь весьма осложнился, и живописью: это ведь ее хлеб, не говоря уж о творческом «категорическом императиве». В бытовом отношении мы устроены здесь очень хорошо. Питание нам носят из Дома творчества художников, а обитаем мы на довольно высокой горе, откуда открываются прелестные виды. Занимаем отдельную половинку маленького, белого, уютного домика, состоящую из комнаты, кухни-столовой и коридорчика.
Не пишу пока больше потому, что процесс печатания не дается так легко, как раньше, а об авторучке и говорить нечего: совсем ничего не выходит. Нас ужасно интересует, как провели Вы время на юге и какие вынесли оттуда впечатления. Тревожит и состояние Вашего здоровья, на которое, по-моему, Вы обязаны немедленно обратить самое серьезное внимание. С сердцем, дорогой мой, шутки плохи.
Просим передать наши приветы Марине Сергеевне[3] и Даниилу Натановичу[4]. Крепко жму Вашу руку. А<лла> А<лександровна> кланяется. Пишите нам по адресу: Горячий ключ Краснодарского края, ул. Чапаева, д. 3, Гречкиным для меня. Пробудем здесь, если не случится ничего экстраординарного, до начала декабря.

Д. Андреев


Следующее


ПРИМЕЧАНИЯ

*1

Впервые: СС, 3, 2. Автограф — архив А.А. Андреевой.

Обратно

1

Имеется в виду поэма «Изнанка мира», в РБ следующая за поэмой «Ленинградский Апокалипсис».

Обратно

2

См. примеч. 1 к п. 102.

Обратно

3

Ракова М.С.

Обратно

4

Альшиц Д.Н.

Обратно