12. В.Л. Андрееву[*1]

<8 апреля 1932>

Дорогой брат,
не могу упрекать тебя за долгое молчание, ибо сам виноват в том же самом! Много раз пробовал написать тебе, но каждый раз ничего не получалось. А на последнее мое большое письмо (больше года назад) ответа от тебя не получил — и не знаю, дошло ли оно до тебя.
Сейчас решил во что бы то ни стало это письмо докончить и отослать, т<ак> к<ак> мне очень хочется получить от тебя хоть какое-нибудь известие. Беспокоюсь, не остался ли ты без работы, в связи с кризисом. Здоровы ли твои и ты сам?
Для нашей семьи эта зима была довольно-таки тяжелой. Во-первых, все по очереди болели: мама, Шура, ее муж и я. В продолжение всей зимы свирепствовал грипп, зачастую заболевали целые семьи, целые квартиры; дядя Филипп поэтому был загружен работой, а ему ведь уже под 70 лет, и у него грудная жаба. Кроме болезней, были и другие тяжелые переживания. Тетя Катя[1] получила телеграмму, что умер Арсений[2] . Его жена была в это время в Москве, так что он умер в Нижнем Новгороде совершенно один. Известие это мы получили всего неделю назад, и сейчас тетя находится в Нижнем — поехала хоронить сына, — представляешь ли, как все это невесело (мягко выражаясь).
Я служил в редакции газеты «Мотор», органа комитета машиностроительного завода «Динамо». Эта работа, главное — завод и его жизнь — дали мне очень много. Теперь я оттуда ушел[3] и собираюсь после 1 мая уехать куда-нибудь отдохнуть.
Буду ждать от тебя ответа. Не откладывай дела в долгий ящик и черкни хоть страничку, — для моего и маминого успокоения.
Крепко обнимаю тебя, Олю и дочурку твою, которая, вероятно, уже начала говорить?
Пиши!

Даниил


Следующее


ПРИМЕЧАНИЯ

*1

Впервые: Звезда. 2000. № 3.

Обратно

1

Митрофанова Е.М.

Обратно

2

Митрофанов А.Н.

Обратно

3

Одной из причин ухода из газеты, по свидетельству А.А. Андреевой, было то, что Д.Л. Андреев должен был готовить к публикации антирелигиозные письма читателей, которые он складывал в ящик стола, а когда делать это и дальше стало невозможно — уволился.

Обратно