14. Е.Н. Рейнфельд[*1]

22 июня [апреля?] 1933

Милая Женя, спасибо за Вашу добрую память. Мне давно хотелось узнать о Вас хоть что-нибудь, но я от Тани[1] не мог добиться даже Вашего адреса, чтобы Вам написать. А Юра[2] только сказал мне по телефону, что Вы занялись арабским языком, и обрадовал чрезвычайно. Я радуюсь и удивляюсь Вашей энергии и работоспособности... Но больше я не знаю о Вас ничего основательного и жду Вашего обещанного большого письма с огромным нетерпением.
Да, в Ленинград мне в этом году не попасть, теперь это уж ясно окончательно! Вообще никогда еще жизнь так резко и круто не опровергала мои расчеты и планы, как в этом году. Я Вам говорил о некоторых из них. И мое большое «предприятие», которому я так радовался и верил, уже зимой превратилось в туман, в химеру. Остается радоваться хоть тому, что это произошло не слишком поздно. Но Вы сами понимаете, какое это горькое и куцее утешение.
Вдобавок я очень уж был избалован: всякая задача, которую я перед собой ставил (до этого) достигалась без особого труда. И это ослабило мою выносливость (коряво выражено, но Вы поймете).
Вот опять идет весна и опять дух непокоя заставляет по ночам путешествовать... по атласу, — за невозможностью лучшего. Целыми часами сижу над картами Индии, Индокитая, Малайского архипелага. Кстати, Женя, почему мы, русские, создавшие такой великолепный язык, так осрамились с названиями и именами? Посмотрите на Запад: Нюрнберг... Равенна... Рио-Жанейро... Руан... — Оглянешься на Восток: Гвалиор... Рангун... Айрэнг-Даланг, Бенарес... А у нас: Рыльск! Скотопригоньевск! Вокса!! Икша!!! В чем же дело?! Из каждого названия глядит хулигански ухмыляющаяся, хамская рожа. Или я необъективен и слишком уж поддался отвращению, которое так долго росло и так заботливо вскармливалось прелестями окружающей обстановки?
Идут нескончаемые будни. Пишу книжку для Энергоиздата[3]: серия биографий (для юношества) ряда выдающихся ученых и изобретателей начиная с Архимеда. Это было бы интересно, если бы дано было время (и задание) писать серьезно, основательно изучая эпохи и личности. Но мне дано время только до 1 июля, а книжка в 6 листов; к тому же материалов мало и доставать их трудно. Наконец, еще и то портит дело, что все эти ученые всю жизнь свою провели за письменным столом, канва их жизни удивительно бедна внешними событиями, и сделать эти биографии хоть сколько-нибудь увлекательными — невозможно.
С деньгами туго, поэтому приходится брать и работу диаграммночертежного характера. Ею загружены вечера, и читать почти не хватает времени. Но все же прочел недавно очень интересную книгу, одного из крупнейших современных астрономов сэра Джемса Джинса «Вселенная вокруг нас»[4]. Это описание вселенной с точки зрения последних научных теорий. Страшно интересно! Очень рекомендую ее достать, Вы получите большое удовольствие. Она издана в 1932 году, и ее можно еще купить в обычных госиздатовских магазинах. Только стоит дорого: 8 рублей.
В Трубчевск мне в этом году уехать, видимо, не удастся. Оттуда приходят ужасающие письма, там жестокий голод. Семья из 5 человек[5] живет на 100 р. в месяц, в то время как хлеб стоит 120 р. пуд. Люди не видят всю зиму не только хлеба, но даже картошки. В день варится 5 бураков (по бураку на каждого) — и это все. А ведь там дети! Удалось тут организовать регулярную отправку посылок, но это, конечно, кустарщина, да и не знаю, долго ли мне удастся продолжать в том же духе...
На лето поеду, кажется, под Москву, в Калистово (недалеко от Хотьково) — там будет жить Нелли Леонова[6] (Вы ее немного знаете) и зовет к себе погостить июль.
А что думаете делать летом Вы? Не попадете ли в Москву? Вообще, жду большого письма. О внутреннем не знаю, возможно ли писать (если все же напишете, мне это будет очень дорого и ценно), но о внешнем уже непременно жду сообщений.
Мои шлют Вам такой же искренний привет, ведь Вы — большая симпатия моего семейства. Но зять (я ему сказал о Вашем арабском яз<ыке>) недоумевает и просил меня спросить, почему Вы взяли именно арабский, а не персидский или санскрит?
Жму Вам крепко руку и желаю бодрости и энергии. Пишите!

Д. Андреев


Следующее


ПРИМЕЧАНИЯ

*1

Публикуется впервые.

Федулова (в замужестве Рейнфельд; по другим данным Рейнсфельдт) Евгения Николаевна — очевидно, знакомая Д.Л. Андреева по занятиям с А.М. Грузинской.

На конверте адрес: Ленинград 28, ул. Пестеля, д. 17, кв. 3, Евгении Николаевне Рейнфельд; штамп получения 27.4.33; видимо, у Д.Л. Андреева описка в дате.

Обратно

1

Вероятно, Т.И. Морозова, до войны жившая с мужем в Ленинграде.

Обратно

2

Возможно, Ю.М. Попов.

Обратно

3

Основанное в 1932 г. Научно-техническое издательство энергетической литературы выпускало, среди других изданий, научно-популярную литературу, как раз в эти годы активно развивавшуюся; по свидетельству А.А. Андреевой, упомянутая книга Д.Л. Андреева не была издана.

Обратно

4

Джемс Джинс. Вселенная вокруг нас. М.; Л.: Госиздат, 1932.

Обратно

5

Семья из пяти человек... — речь идет о семье П.П. Левенка.

6 Леонова Е.П.

Обратно