24. В.Л. Андрееву[*1]

18 марта 1937

Дорогой мой, родной мой Димуша,
мной сделано все, от меня зависевшее. Не так давно было отослано письмо И.В. Сталину, и я думаю, что на протяжении апреля, может быть, мая, дело вырешится окончательно. Если ты получишь какое-либо сообщение из консульства, пожалуйста, тотчас же напиши мне, чтобы я мог немного подготовить ваше, так сказать, pieds (a t(erre* (во франц<узской> орфографии я не силен). Должен сознаться: неужели действительно приходит к концу двадцатилетняя разлука. Это так странно, так невероятно, что боюсь мечтать, и все-таки мечтаю беспредельно.
Мы живем по-прежнему. Только дядя что-то стал сдавать (с прошлого года). Грудная жаба часто не дает ему возможности двигаться, и иногда ему приходится лежать по целым неделям. Лежит он и сейчас, тихо читая у себя за занавесками.
Мама тоже, конечно, чувствует себя не блестяще, ведь надо учитывать, что им обоим уже под 70 лет. Бодрее и крепче держится тетя Катя. Алекс<андр> Викт<орович> страшно много работает, я его почти не вижу.
У меня в работе бывают перебои — исключительно по вине моей феноменальной практической бездарности. Исключая этой стороны жизни да еще того не менее плачевного факта, что личная жизнь моя не устроилась и, вероятно, никогда не устроится, — в остальном этот год был для меня плодотворным и, если так можно выразиться, внутренно-щедрым. Читаю, впрочем, немного. Знаешь ли ты роман Бруно Франка «Сервантес»[1]? Книга замечательная, настоящая большая литература. Она здесь имеет громадный успех.
Вчера был на Пушкинской выставке. Впечатление грандиозное. 17 зал, полных рукописями, документами, редчайшими портретами, великолепными иллюстрациями к Пушкину и т.п. Нечего и думать осмотреть все это за 1 раз. Выставка будет функционировать до 1 января, т<ак> ч<то> ты ее, надеюсь, еще застанешь и мы сходим на нее вместе.
Пожалуйста, пиши, мой родной. Много ли работы, устаешь ли, есть ли досуг, пишешь ли, что делает Оля, как ее и твое здоровье и как моя любимая Олюша? Наташину просьбу я исполнил. Жду писем!
Спокойной ночи.

Даня


(* Здесь: устойчивое положение (фр.). - Примечание ред.)


Следующее


ПРИМЕЧАНИЯ

*1

Впервые: Звезда. 1997. № 4.

Обратно

1

Роман Бруно Франка «Сервантес» (1934), считающийся лучшем его произведением, в русском переводе вышел в 1936 г.

Обратно