32. Т.И. Морозовой[*1]

10 марта 1942

Дорогая Татьяша,
боюсь задерживать Клавдию[1], поэтому пишу немного. Колоссальное спасибо за ленты[2], — выручила меня ужасно. Сейчас денег нету, т<ак> ч<то> больше не покупай. Очень надеюсь, что ты отвертишься от труд<ового> фронта, — ведь здоровье твое — само по себе уже является веским основанием. Не знаю, как в деревне, а здесь все призываемые на труд<овые> работы проходят медицинскую комиссию, которая, говорят, отбирает не более 30%. Имей это все-таки в виду. А насчет колхозного счетовода — мне очень нравится.
Что Катя[3], еще не написала?
Я кончил работу по составлению сборника (вчера), а теперь, очевидно, займусь переводами с польского[4].
Все время грипплю, бюллетеню, вот и сейчас. Из-за этого не иду в военкомат, откуда уже давно лежит повестка. Дома все без перемен. Плохо, что кончились дрова, новых, вероятно, не будет — базы пусты, — а электричество стали выключать здорово. Двое суток не на чем было стряпать, не говоря уж о холоде и тьме.
Ну вот, дорогая. Ах, да: может случится, что я прикреплюсь к хорошей столовой и буду получать довольно приличный обед. Но это еще бабушка надвое сказала.
Целую ребяток. Написал бы больше, но боюсь задерживать Клавдию.
Крепко жму руку, то есть лапочку.

Д.А. 11 марта 1942

Дорогая, добавление:
что касается поездки в Ленинград[5], то очень советую немного подождать с этим. На протяжении ближайшего месяца выяснится весьма многое и положение города может совершенно измениться. Сейчас уже ты рискуешь попасть во всякие не слишком приятные переделки и, главное, застрять там.
Посылаю деньги на ленты. Считаю, что 14 рублей из них—за уже купленные, а на 11 руб. купи штуки три. Вообще, с переходом моим к Ал<ександру> Викт<оровичу> окончательно на литер<атурную> работу[6] они становятся нашим «орудием производства», и прямо не знаю, как тебя благодарить за них, ибо здесь их абсолютно нет, а расходуются они быстро.
Поздравляю тебя, дорогая, и Веришечку с появлением на свет 13 лет назад этого замечательного произведения[7]. Как жалко, что я не могу в этот день обнять ее и, главное, отметить достопримечательное событие хоть чемнибудь сладеньким.
Черт знает, что за время.
Целую тебя и всех.

Даниил


Следующее


ПРИМЕЧАНИЯ

*1

Впервые: СС, 3, 2. Автограф — архив В.В. Палицыной. См. также воспоминания Т.И. Морозовой о Д.Л. Андреевой: СС, 3, 2, 379–382.

Обратно

1

Морозова К.Н.

Обратно

2

Имеются в виду ленты для пишущей машинки.

Обратно

3

Видимо, речь идет о Боковой Е.Н.

Обратно

4

В этот период А.В. Коваленский совместно с Л.И. Тимофеевым составлял сборник «Стихи о Родине» (1943), и можно предположить, что Д.Л. Андреев участвовал именно в этой работе. Коваленский в справке «Мои переводы» от 30 марта 1947 г., хранящейся в отделе кадров Союза писателей, писал: «Практически занялся переводами в конце 1941 г. <...> В начале 1942 г. приступил к переводу книги избранных стихов Марии Конопницкой, которую закончил к 1943 г.» (См.: Конопницкая М. Избранное. М., 1944). С польского Коваленский также переводил С. Выспянского, Ю. Словацкого, А. Мицкевича.

Обратно

5

Т.И. Морозова перед войной жила в Ленинграде, где остался ее муж, погибший во время блокады.

Обратно

6

О характере участия Д.Л. Андреева в переводческой работе А.В. Коваленского конкретных сведений разыскать не удалось.

Обратно

7

Речь идет о дне рождения дочери Т.И. Морозовой — В.В. Морозовой.

Обратно