68. Т.И. Морозовой[*1]

20 сентября 1957

Дорогая Татьяша,
я не писал главным образом потому, что был загружен работой и каждый день после ее окончания был уже не способен ни на что. Работа эта связана была отчасти с моей попыткой всплыть на поверхность литературы—попыткой, заранее обреченной, почти наверняка, на неудачу[1]. Теперь на днях надо ехать к Чуковскому[2], но он живет в Переделкине, и я никак не могу собрать сил, необходимых на такую поездку. В Москве я за это время был один раз и потом едва донес ноги до Перловки. Все дела — комнатные, пенсионные и пр. — стоят на месте, т.к., живя в Перловке, двигать их невозможно. Тут мы пробудем, очевидно, числа до 10 окт<ября>, а куда двинемся потом — одному Богу известно—быть здесь дольше невозможно по вышеупомянутой причине. Алла получила работу, приносящую мало денег, но неимоверное количество хлопот, разъездов и т.п. Она героически пытается совместить рисование плакатов, поездки в Москву, живопись (иначе ее выставят из МОССХа), уход за мной и хозяйство. В последнем огромную помощь оказывает Ир<ина> Усова[3], но через несколько дней она возвращается в Москву.
Настроение все время угнетенное, и ты смогла бы извлечь из свидания со мной очень мало толку.
Кстати (или некстати): почему ты ждешь Зею? разве он обещал? Он все время на «Правде», занят своими хлопотами и работой, в Москве бывает только по делам и к тому же замучен фурункулезом. Да и вообще, не заслуживает ли это ожидание сурового осуждения?
Если ты все-таки, вопреки очевидности и здравому смыслу, думаешь, что наша встреча в Перловке (где, кстати, мы ни минуты не будем одни, т.к. погода холодная и Алле уйти некуда), все-таки может принести какой-нибудь толковый результат, то тебе придется идти на жестокий риск: я абсолютно не могу сказать заранее, когда буду чувствовать себя настолько хорошо, чтобы предпринять поездку к Чуковскому в Переделкино или к невропатологу в Москву и т.д., и ты, садясь на автобус 65 у Колхозной площади, вылезая в Перловке и найдя на улице Либкнехта д.4, рискуешь застать только Смирновых либо не застать даже и их.
Во всяком случае, если поедешь, то совершай этот безумный поступок лишь после 5 часов дня: в 1-ю половину совсем ничего не выйдет, т.к. мы оба работаем, потом обедаем у Ирины и водворяемся домой часам к 5. Ложусь в постель я очень рано.
Пыжусь изо всех сил, чтобы выделить из своего духовного существа ту энергию, которая даже на расстоянии помогла бы тебе в твоих комнатных хлопотах.
Не забудь передать привет девочкам, а также усвоить тот факт, что Алла шлет всем вам искренний привет.

Твой Даниил


Следующее


ПРИМЕЧАНИЯ

*1

Впервые: СС, 3, 2. Автограф — архив В.В. Палицыной.

Обратно

1

Речь идет о сборнике стихов «Босиком»; см. примеч. 4 к п. 61.

Обратно

2

О посещении Д.Л. и А.А. Андреевыми К.И. Чуковского см. в воспоминаниях Л.А. Озерова: СС, 3, 2. С. 474–477.

Обратно

3

См. воспоминания И.В. Усовой: СС. 3, 2. С. 397–451.

Обратно