8. В.Л. Андрееву[*1]

14 февр<аля> <19>29

Димочка, дорогой мой, задерживаюсь я с письмом потому, что наведение справок относительно моего ручательства, которое я хочу тебе послать, заняло много времени; до сих пор я не выяснил некоторых пунктов; выясню, по всей вероятности, на днях и тогда докончу сие письмо. Кстати, адрес Бабеля[1]:

Москва, 34, Чистый (Обухов) пер., д. 6, кв. 23


Относительно твоего приезда у меня есть большие сомнения. Но мне так хочется тебя видеть, последнее время я так много о тебе думаю и так жду тебя, что мне ужасно трудно тебе советовать отложить возвращение. Дело, однако, в том, что, во-первых, тут трудно найти работу, особенно такой, можно сказать, «умозрительной» профессии, как ты (я разумею твою Сорбонну)[2]. Правда, быть может, тебе удастся устроиться в Академии Художеств, но ведь это тоже бабушка надвое сказала; во всяком случае, если поедешь, будь готов к неприятным сюрпризам в этой области. Во-вторых — жилищный вопрос. Купить комнату в Москве далеко не простое дело (гораздо лучше в этом отношении в Ленинграде, но, не забудь, там нет Художеств<енной> Академии, почти единственного места, где можно было бы тебе пристроиться). В общем, можно в Москве достать комнату с тем, чтобы ежемесячно платить от 25 до 50 рублей — сумма, как видишь, довольно солидная. Когда ты думаешь приехать? Если этой весной или летом, то на первое время тебе поможет гонорар, который я, по всей видимости, получу с кинофильма «Белый Орел», темой которому послужил папин «Губернатор»[3] . Но что будет дальше — сам не знаю, моя дальнейшая судьба «темна и таинственна». Работа по-прежнему случайная.
Вот такие предупреждения. Но с другой стороны, я великолепно понимаю, что значит столько времени прожить вне России, понимаю, что дольше так тянуться не может, что ты должен так или иначе вернуться. В конце концов без работы (регулярной) ты можешь сидеть и там и тут, разница же в том, что здесь будут свои, что здесь своя земля, свой воздух, свой народ. Поэтому я далеко не категорически отговариваю тебя от приезда, отнюдь нет. Да кроме того, сюда примешивается и личная моя тоска по тебе. Я очень люблю тебя.
В сентябре будет 10 лет с папиной смерти — я все-таки надеюсь, что ты будешь к этому времени здесь. Сейчас я подготавливаю сборник, посвященный папе[4]. В него войдет «Реквием» (здесь еще мало известный), кусочки дневника, много писем и воспоминания Вересаева, В.Е. Беклемишевой и Кипена. Сборник составляем мы вдвоем с Верой Евгениевной[5]. Это большой друг нашей семьи.
До последних дней этот сборник отнимал чрезвычайно много времени — целыми днями приходилось бегать, высунув язык, по городу или печатать на машинке (чего я, кстати сказать, не умею). Теперь почти весь материал уже сдан, на днях будет заключен договор с издательством «Федерация». Интересно, будет ли отмечена где-нибудь за границей эта годовщина? Хотя представляю себе, что говорили бы и писали бы все эти господа, какого «патриота» и реакционера пытались бы из отца сделать! Не обрадуешься, пожалуй, этому чествованию.
Дима, Дима, неужели ты будешь здесь, вместе будем в тарусских полях — думать невыносимо!!

5 марта

Юрист, наведя справки, сказал мне следующее: мое ручательство, как ручательство не члена партии и даже не члена профсоюза (что особенно грустно) — не может играть никакой роли. Я проверил эти сведения, и, кажется, они справедливы.
Если тебе все-таки понадобится это ручательство — напиши, и я пришлю.
Прости, милый, что я так задержал это письмо.
У нас наконец, кажется, начинается весна. Как перенесли вы эти морозы? Наверное, ведь у вас не было даже шуб. Не кончилось ли все это болезнями?
Ну — пока что крепко целую тебя, передай большой привет от нас всей вашей семье. Мама тебя особенно крепко обнимает и целует. Ждем писем, стихов, и, если можно — карточки вас обоих.

Даня


Следующее


ПРИМЕЧАНИЯ

*1

Впервые: Звезда. 1997. № 4.

Обратно

1

Бабель И.Э., по свидетельству О.В. Карлайль-Андреевой, дружил с семьей В.Л. Андреева.

Обратно

2

В.Л. Андреев учился истории живописи в Берлинском университете, а затем русской филологии и литературе в Сорбонне.

Обратно

3

Фильм «Белый орел» по рассказу Л.Н. Андреева «Губернатор» был снят в 1928 г. режиссером Я.А. Протазановым; в главных ролях — В.И. Качалов и В.Э. Мейерхольд.

Обратно

4

Речь идет о книге «Реквием».

Обратно

5

В.Е. Беклемишева.

Обратно