94. Т.И. Морозовой[*1]

14 июня 1958

р. Белая
Милая Татьяша,
спасибо тебе за проводы, за помощь и за ландыши. Они нас радовали три дня.
Плывем... плывем!.. плывем!!!
Большую часть времени стоит чудесная, солнечная, даже жаркая погода, хотя были и ненастные дни. Берега сказочной красоты. Такой красоты, что мы не в состоянии ни читать, ни писать, ни работать, а только смотрим по сторонам, стараясь впитать это великолепие. Неинтересен был только первый отрезок пути—до Шилова. Волга грандиозна, Кама сурова и великолепна, а Белая так прелестна, что в любом месте хочется остановиться и пожить там. К сожалению, это невозможно прежде всего потому, что нечем питаться. В смысле продуктов пристани так пусты, будто здесь прошел Мамай. Из городов нам понравились Касимов, Муром и в особенности Горький. Совершенно разочаровала Казань. А дальше идут не города, а жалкие дыры. Исключение составляет, кажется, только Уфа.
Питание на пароходе очень неважное и безумно дорогое. Живем не то что впроголодь, но, во всяком случае, недоедаем. Жалеем, что пренебрегли мудрыми советами и мало взяли из Москвы.
Другое несчастие — радио. Часть пассажиров против него, часть индифферентна, а команде скучно стоять на вахте в тишине. Поэтому значительную часть времени мы едем, оглашая речные просторы какофонией.
Кончаю. За окном такие берега, что нет сил сидеть в каюте.
Алла шлет приветы, а я всех целую от избытка чувств.
Когда и куда именно вернемся в Москву — еще точно не знаем, поэтому черкни, пожалуйста, несколько строк о себе и о твоих на Подсосенский. Пускай письмо ждет нас.

Д.А.


Следующее


ПРИМЕЧАНИЯ

*1

Впервые: СС, 3, 2. Автограф — архив В.В. Палицыной

Обратно