97. В.В. Морозовой[*1]

18 июня 1958

Здравствуй, милая Верочка!
Спасибо за твое большое, обстоятельное письмо. И вообще спасибо за то теплое отношение, которое мы оба постоянно чувствуем. Хотя должен сказать, что я чувствую некоторую вину нашу перед тобой: она заключается в том, что мы отняли у тебя время, которое ты могла бы выделить для подготовки к экзаменам и получить более высокий балл. Впрочем, теперь плакаться об этом уже поздно.
Мы проехали две трети пути. Сегодня вечером будем в Казани, где и опустим это письмо. Погода почти все время прекрасная. В Башкирии было по-настоящему жарко, в Уфе — даже слишком. Тем более что длинная остановка в этом городе была заполнена в основном хлопотами о билетах, о каюте и попытками запастись кое-какими продуктами, так как на пароходе кормят плохо и страшно дорого. Но все же мы успели забежать в местный музей живописи, небольшой, но хороший. Там есть Нестеров, Левитан, Поленов, Головин, интересные иконы.
Природа по берегам — сказочной красоты. Каждая из рек, по которым мы плывем, — со своей неповторимой, своеобразной душой. Лично мне больше всего понравилась Белая. Берега у нее холмистые, гористые, то покрытые чудными лесами, то обрывающиеся к воде белыми утесами. Чувствуется необычайная мощь растительности. Огромные ясени, дубы, клены, серебряные тополя. И очень пустынно: деревни редки и бедны.
Многие места, мелькающие по берегам, так хороши, что хочется махнуть рукой на пароход и обосноваться там на все лето. Но это, конечно, утопия: одной красотой не просуществуешь, а питаться тут нечем, да и добираться до этих мест очень трудно, так как они, как правило, расположены вдалеке от пристаней.
Я чувствую себя неплохо, жару переношу гораздо лучше, чем другие «сердечники». Хуже становится только в облачную или дождливую погоду.
Но нога Аллы меня очень беспокоит. Мы надеялись, что сидячий пароходный режим будет способствовать тому, что эти боли в ноге, появившиеся после рентгеновского ожога, пройдут. Но вот мы едем уже 12 дней, а улучшения не заметно.
Оказалось почти не осуществимым и наше намерение работать на пароходе. Слишком быстрый ход не дает возможности писать с натуры во время движения. Только на остановках она сделала пока 3 небольших этюдика темперой. Что же касается меня, то я разленился совершенно, ничего не делаю, только жадно смотрю по сторонам.
В первую половину пути публика была довольно симпатичная, мы все перезнакомились, но в Уфе понасели всякие любители карт, домино и радио. Да и ребятишек многовато: на палубе вечный писк и визг.
Имей, пожалуйста, в виду, что эту часть письма напечатал я — [1]

А. Дан.


Следующее


ПРИМЕЧАНИЯ

*1

Впервые: СС, 3, 2. Автограф — архив В.В. Палицыной. Письмо обращено к старшей дочери Т.И. Морозовой В.В. Морозовой.

Обратно

1

Далее письмо продолжает А.А. Андреева.

Обратно