99. Л.А. Андрееву (Алексеевскому)[*1]

2 июля <19>58

Не суди, да не судим будеши. Не насмехайся, дабы не насмеялись над тобою. Это напоминаю я тебе потому, что вижу совершенно отчетливо, какая мефистофелевская усмешка искажает твои прекрасные черты в ту минуту, как ты распечатываешь конверт, надписанный моей рукой и посланный тебе три дня назад, и обнаруживаешь странное отсутствие какого бы то ни было текста внутри. Да, несчастный похохатыватель на<д> чужими оплошностями: мужественно признаю, что я забыл вложить свое письмо в конверт, и, что еще досаднее, найдя неожиданно это письмо сегодня утром, потерял его к середине дня. Но если ты от природы добр, благороден и гуманен, ты, узнав, сколько переживаний выпало мне на долю в связи с письмом к тебе, должен почувствовать по крайней мере щемящее соболезнование, а может быть, и тайные угрызения совести: конечно, такой человек, как ты, который не пишет брату по полгода, не может послать даже и пустого конверта, но вряд ли это служит к украшению подобных людей, эгоистичных и безответственных, чтобы не сказать — бессовестных!
Но я от природы мягок и склонен к всепрощению: не сочти это за бахвальство, но к чему, посуди сам, ложная скромность? Поэтому я не собираюсь считаться письмами, а, напротив, решил осчастливить тебя еще одним, содержащим краткую информацию о незаслуженно забытых тобою родственниках. Мы только недавно покинули борт парохода, на котором совершили бурное плавание по пяти рекам и трем водохранилищам, вплоть до Уфы — удовольствие, доступное для граждан Порта Пяти Морей, столицы нашей родины, но о котором могут только бессильно мечтать обитатели заштатного, хотя все еще кичащегося свой былой славой города, до сих пор ocтающегося портом о д н о г о-единственного моря, — того самого моря, которое в просторечии именуется Маркизовой лужей. Будем надеяться, что со временем расширение Мариинской системы даст возможность и бедным ленинградцам плавать невозбранно по всем русским рекам.
Нa днях, кажется 6-го, мы опять пускаемся в путь, нa этот раз посуху: хотим остаток лета прожить в старинном городке Переславле-Залесском. Алла собирается там работать для предстоящей в будущем году выставки «Советская Россия», а я надеюсь немного наверстать пропущенное, ибо четвертый месяц я ничего не делаю, — сначала из-за болезни, а потом из-за лени, бездомья и бытового неустройства.
Состояние здоровья сносное. В ясную погоду чувствую себя прилино, в пасмурную — никуда не гожусь. Алла еще не вполне оправилась после чудовищного ожога, причиненного ей пресловутой рентгенотерапией.
Если, паче чаяния, ты превозможешь нашептывания матери всех пороков и решишься информировать нас о том, как складывается лето для тебя и Леночки, пиши по-прежнему на Подсосенский пер<еулок>, 23, кв. 28. Письмо может задержаться доставкой, но найдет нас непременно.
Алла шлет Вам обоим, естественно, нежный и даже горячий привет.
Обнимаю!

Даниил


Следующее


ПРИМЕЧАНИЯ

*1

Публикуется впервые. Автограф — ОГЛМТ.

Обратно