119. А.А. Андреевой

[без даты]

Еще и писать не начинал, а уж устал в лоск. Гл<авным> образом из-за мелких потерь мелких предметов и стократного перерывания постели, тумбочки и т.п. После этого письма смогу написать, очевидно, нескоро. Сейчас интервал на ½ часа — час.
Сделали укол (в нерешительности перед кот<орым> топтались столько времени) и самочувствие стало сносным.
Постараюсь ввести в письмо мало-мальский порядок о самочувствии в целом, иначе действительно не выразишься. Иногда проходит хорошо целый день, целые сутки; чаще день не обходится без какого-ниб<удь> фортеля. Сейчас они cводятся вот к чему: к а) периодам гнусной слабости, вернее, томления; б) иногда — боли в обл<асти> сердца; в) задыхание. Первое и третье — хуже всего. Вдобавок сейчас все развалилось из-за гриппа и нехватки медперсонала. Вся палата теперь на руках Лии Петровны Боднарь. Остальные больны. Поэтому о планомерном лечении не может пока быть и речи. Из 2 групп нянь к истине ближе человечные и неоптимистичные. Но oни односторонние. За посл<едний> месяц я поправился кг. на 6–7. Хотя аппетит маловат — из-за очень невкусной пищи. Что за отбивную ты прислала? Это была не ляжка гурии? Нельзя ли повторить? Теперь я на бессолевом столе (только потому, что это единственный стол без капусты. Представляешь мои замирания и восторги).
Катастрофич<ески> пропадает писчая бумага. Приходится писать сама видишь на чем! Пришли, Бога ради! Тетрадь клетчатую!
Перемежение озноба с жаром, преобладание озноба (особенно от 4 до 10 вечера t° 34,5–35,8°. Жар — субъектив<ное> ощущение: по термометру выше 37° не бывает.
Отвращение к еде. Присылай, если можно, фрукты, компоты, сдобный хлеб, масло, колбасу (не копченую), ландрин или монпасье.
Мне нужно убрать мой уголок. Няни не умеют, а у самого нет сил. Особенно 1 из 4 нянь никуда не годится.
Пришли конфет. Не нужно апельсиновых и мандариновых — надоели. Виноград — изумителен! Но воображаю, как трудно достать. Можно опять пастилу, зефир, вафли.
Большое письмо от Галядкина (муж Е.Н. Бируковой). Отвечать не могу сейчас и на в 10 раз более мелкие.
Спасибо, родная, за ослика. Всех потешил.
Скандинавская эпопея — вещь благородная, интересная и со вкусом. Но — [нрзб] — бревном по голове. Хватит еще на дня 3–4.
Писать очень трудно, заставляет крайняя необходимость.
Напиши постепенно от моего имени: Боре Ч<укову>, Чуковскому, Лидину, Леонову, извинившись за то, что это — не я. А я сам смогу очень нескоро, только уже с квартиры.
Планировать комнату, не имея никаких размеров, — немыслимо. А покупать II дивана, гардероб и два стола придется volens no volens [Хочешь не хочешь (лат.)— Ред.]. Надо подождать, пока ты сможешь побывать у меня, и мы обсудим, найдем правильный выход.

I-й вариант
1) Тв<ой> диван
2) Мой диван
3) Ов<альный> стол 4) Письм<енный> ([нрзб] рабоч<ий> стол)
5) Гардероб
6) Стекл. шкаф
7–8) Кн<ижные> полки
9) Зеркало трюмо Видимо, ничего у меня не выходит без конкретных вещей.


Нужно еще неск<олько> рублей. Передаю, кажется, все письма, но с их отправкой спешить нечего.

Целую. Твой З.
Устал, кончаю. Есть еще письма от О. Веселовской, А. Шелякина и В. М<орозо>вой.
[Приписки сверху и сбоку] Очень нужен нембутал. Здесь он часто пропадает.
Курю фантастически мало — сигарету в 3–4 дня.


Следующее