53. Д.Л. Андрееву

2 марта 1956

Хороший мой, любимый, бедненький Заинька.
Вот какое длинное вступление, дружок. А все потому, что ужасно пестрая и сутолочная жизнь не дает возможности писать тебе так часто и так спокойно и хорошо, как бы это было нужно.
Взяла сейчас твое последнее письмо и попробую вспомнить, на что я тебе отвечала и на что — нет. Вероятно, все перепутаю.
У мамы появились Таня О<ловянишникова> и Зоя Киселева — представь себе, живая Зоя, которая смогла дойти до мамы. Теплое белье они тебе послали. Я попросила Дюканушку выяснить у них, жива ли Галя Р<усакова> и где она.
К сожалению, мои в таком состоянии, что ничего не помнят, кроме нашего дела. <...>
Знаешь, родной, мое резкое осуждение церкви вызывается двумя вещами. Первое — я так нагляделась за эти годы на уродства православия, католичества и всякого возможного и невозможного сектантства, что не могу быть ни спокойной, ни, может быть, объективной. Если б ты видел хотя бы «свидетелей Иеговы», «выкрещивающихся» обратно и плюющих на крест, и «монашек», которых за руки и за ноги (буквально) тащат в баню, потому что грех мыться, да еще — бои между бабами разных верований — ты бы меня хоть отчасти понял. Второе — я могу все простить людям, кроме приплетения Имени Божьего к своим собственным делишкам. И неважно построенное общество, даже если оно пытается удержаться на высоких человеческих принципах, но это ему плохо удается, вызывает во мне меньшее возмущение, чем если такие вещи происходят якобы на основе Божьих слов. Вот и все.
По вопросу о друзьях. Если б ты знал, как тебя любят, ценят, уважают хотя бы две женщины из тех, кого я знаю. Это, конечно, не считая Джони. Люди, о которых ты ничего и не знаешь, но которые, зная тебя через меня, всегда помогут и всегда постараются понять. Одна из них кончала гимназию с Вадимом[1]. Ты этим людям понятен и дорог в 100 раз больше, чем «бывшим друзьям», которые ничего, кроме себя, не видят и не знают. Это — люди, которые понимают твою ценность, а сколько просто таких, которые и не понимая помогут. Не думай, что я так уж утилитарно делю людей на «помогут» и «не помогут», но жизнь меня научила цене товарищества.
Девочка просит передать тебе, что она очень, очень, очень боится следующей недели — решится ее судьба. Я сделала все что могла, и не только я, а люди, от которых я и не могла ждать такого внимания, теперь остается только ждать результата.

Твой Листик
Привет З. Я очень хотела бы его очень любить и ничего не бояться.


Следующее


ПРИМЕЧАНИЯ

1

Речь идет об Ефимовой Е.А.

Обратно