77. Д.Л. Андрееву

8 августа 1956

Милый мой!
Вчера пришло твое письмо — раньше, чем я ждала. Вечером случайно не было света, поэтому я его читала при каком-то огарке, а отвечаю только сегодня. Самое главное: если б ты мог себе представить, как ты меня обрадовал, утешил и приласкал этим письмом, родной мой! Как уже хочется быть вместе!
Относительно Димы. Хороший Зайчик, я, конечно, засияла, прочтя, что ты один не хочешь, но это неправильно. Подумай все-таки еще. Ведь ты у Димы, это — твое здоровье и — пусть молчание, но творчество. И покой, какого иначе никогда не будет. А кроме того, может быть и осмысленно, если не думать обо мне в обычном смысле этого слова.
<...> Ты спрашиваешь о моей работе в поле. Видишь ли, голубчик, после 9 лет сиденья в пропитанной олифой, клеем и керосином комнате я надышаться не могла, в этом отношении в поле было хорошо, но сердце мое, конечно, не может выдержать никакой физической работы. Вот уже недели три, как я не хожу в поле, принимаю лекарство, и только теперь сердце немножко угомонилось, а в поле, со своими 34%, я работала немножко больше двух недель.
Спокойной ночи, милый, любимый мой, ты умница, что догадался написать, что я тебе нужна, мне так хорошо сейчас.
Я уже не могу больше с Джони и с З<еей>, уж пусть все выяснится!
Спи, Заинька.

Листик


Следующее