88. Д.Л. Андрееву

6 октября 1956

Хороший мой!
Была вчера у юриста, и он меня выругал за черновик, который я для твоего заявления написала. Говорит — «интеллигентская размазня, а мне надо было от Вас получить вопиющие факты, потому что дело — вопиющее». Правда, сказал, что все-таки это заявление очень важно, потому что в нем первый раз сказаны очень важные вещи, которых до сих пор тобою не было сказано: что книга вообще не была предосудительной и что ни в какой агитации ты себя не признаешь виновным. Ну, это заявление, переработанное юристом, ты скоро увидишь. А то, что он называет «вопиющими фактами», это — детали следствия, которые считаются очень важными, но их я не знаю. Т.е. знаю вообще, но очень нужно (это все время говорят), чтобы были написаны конкретные примеры безобразий, имевших место и в <19>47-м, и в <19>48-м. Постарайся вспомнить, каким насилием или какой провокацией были вымучены у тебя наиболее дикие вещи. Это не моя выдумка, дорогой, а прямое указание.
Прости меня за то, что я замучила тебя этими тяжелыми вещами, солнышко мое, но вся жизнь сейчас уперлась в необходимость конца нашей истории.
Расстроившись от своей бездарности, так ярко разъясненной мне юристом, я вышла от него и пошла в Обыденский переулок, потому что была пятница, а я еще ни разу не была на службе Нечаянной Радости[1]. Я все-таки нескладно себя чувствую, если в церкви есть люди, мне лучше там одной. Не сердись за то, что басурманка.
<...> Если б ты знал, дорогой, как это бесконечно много и бесконечно важно! Я еще никак не могу перестать бегать. Работу еще не искала. Только в постели читаю «Жел<езную> мист<ерию>», но говорить нужно много, а основное — размер и своеобразие автора — давно уже сказала.
Дорогой мой, я тебя так люблю, что совсем не могу без тебя жить. 12 лет назад ты вернулся в эти дни[2].
Крепко целую

Алла
Сейчас звонил Ив<ан> Алекс<еевич> Новиков, спрашивал что мне удалось еще сделать. А мне удалось так мало! Федин куда-то уехал, Леонов заграницей.


Следующее


ПРИМЕЧАНИЯ

1

Во Втором Обыденском переулке находится храм Ильи Пророка Обыденный, одна из святынь которого — чудотворная икона Божьей Матери «Нечаянная Радость».

Обратно

2

В октябре 1944 г. Д.Л. Андреев был откомандирован в Москву.

Обратно