Даниил Андреев

Предгория


Стихотворный цикл

				1

Когда ещё помедлил раз
На выжженном, сухом откосе я,
Внизу прохладно-тёплый час
Уже встречала Феодосия.

И ток воздушный и густой
Огни туманил над окраинами –
Неисчислимых дней настой
С их приключеньями и тайнами.

Секунда – где-то взвыл джаз-банд,
И хлынули в воображение
Преданья бурь и контрабанд,
Фелук полночное скольжение.

Понятен стал мне слитный гул
Далёких скрипок, смеха, говора;
Сощурясь на меня взглянул
Сам дикий дух ночного города;

Он вниз и вниз сводил меня,
Таясь за тёмными оградами,
Прикидываясь и маня
Гитарным звоном под аркадами.

В кафе, на улицах, в порту
Я вслушивался в ночь лукавую,
В наречий жёстких остроту,
В жизнь многострастную и правую.

Минуты мчались прочь и прочь,
Свистя, как взмахи ястребиные,
Чтоб ядом терпким эта ночь
Во мне жила, неистребимая;

Чтоб рвать размеренный удел,
Спеша за встречами нежданными...
И вот восток залиловел
За рвано-пыльными платанами.

И свежим бризом говоря
О вольных днях, мне уготованных,
Поющей девушкой заря
Взошла меж парков очарованных.


    2

Часы, часы ласкать глазами
Один и тот же скудный холм,
Ловить наитья и сказанья
В приливе дней, в прибое волн,

И говорить с людьми о том лишь,
Что в море – шторм, что в море – штиль,
О тех закатах, что запомнишь,
Как несравненнейшую быль...

Ведь всё равно, в час тени смертной
Ты пожалеешь только их –
Вот эти камни, эти ветры,
И волн нерукотворный стих,

Да медленный залив, что дремлет,
Качаясь в золотом ковше, –
Всю бедную, родную землю,
Чужбину, милую душе.


    3

Запах мимозы: песчаные почвы,
Скудость смиренномудрой земли,
За белой оградой – терпкие почки,
Море – и дорога в пыли.

Запах цветка нежнее, чем лира,
Глубже небес, – и в нём –
Вечное детство нашего мира,
Вечного утра тихий псалом.

Быть может, ни краски, ни благовонья,
Ни стих, ни музыка, ни облака
Не говорят о потустороннем
Правдивей, чем вздох цветка.


    4

Утро за утром – всё лучезарней,
   Прозрачнее
             дней полёт:
Южное солнце в красный кустарник
   Брагу осени льёт.

Под ярко-ржавыми листьями дуба
   Горной тропой взойди.
Станут от ветра солёными губы,
   Светлый покой в груди.

Крылья лёгкой жары вдоль нагорий
   Беглый бриз разметал;
Стынет внизу безграничное море,
   Как голубой металл...

Станешь ли здесь шептать укоризны
   За скорбь догоревших лет?
Благословенное счастье жизни!
   Воздух!
          Тепло!
                Свет!


    5

Чтоб лететь к невозможной отчизне,
Чтобы ветер мечты не стих,
У руля многопарусной жизни
Я поставил тебя, мой стих.

Чтобы сердце стало свободным,
В час молитв – подобным свече,
Знаменосцем – в бранные годы,
Трубадуром – в лунном луче.

Правь же, стих мой! Ветер солёный,
Не стихай у мирных лагун,
Мчи корабль над ревущим лоном
Сквозь грозу, и шторм, и бурун.

А когда в невольном тумане
Бросишь горестный якорь ты –
Лишь о новом молись урагане,
Вечно юном гонце Мечты.

1933-1940


				
				

ПРИМЕЧАНИЯ

В одном из вариантов в цикл также входило стихотворение (5) «Могила М. Волошина».

2. «Часы, часы ласкать глазами...» В АС варианты 8-й строки:
Навек, как сказочную быль...

14-й:
Лазурью в золотом ковше.

3. «Запах мимозы: песчаные почвы...»

Существует редакция этого стихотворения без 2-й строфы, с вариантом 3-й строки:

На красном кустарнике – терпкие почки.

12-й (8-й):
Яснее, чем вздох цветка.

4. «Утро за утром – все лучезарней...»

Вариант 13-й строки:
Как голубой кристалл.


Перейти > ЯНТАРИ

Перейти > ГОЛОСА ВЕКОВ