Даниил Андреев

Железная Мистерия


АКТ 7. ГЕФСИМАНИЯ


				 Крипта, едва различимая в темноте, кажется опустившейся
				 глубже.  Выше нее все укрыто мраком. Оттуда, из Небесной 
				 России, льются голоса, но тьма редеет лишь минутами и
				 лишь настолько,  чтобы  световые  очерки  Великого
                  Собора и Предстоящих вокруг него  казались  еле
                  видимыми  сквозь  густой туман.

         Голос Яросвета 

    Прежде вступления молящихся множеств во храм,
    Сосредоточим себя
                     на общении сердца с Христом.

         Старший из святителей на лестнице собора 

    – Сердца имеем гор́е!

         Яросвет 

    – Мироздания лоза нетленная,
                   Солнце праведных,
                            Бог –
                            Сын!
    Состраданием во всей вселенной
                   древле распятый
                            Бог –
                            Сын!
    Цепь закона преодолевающий
                   изнутри
                            Бог –
                            Сын!
    Плоть исконную преображающий
                   в блеск зари,
                            Бог –
                            Сын!
    Примиряющий, вочеловечившись,
                   двух врагов,
                            Плоть –
                            Дух!
    Устремляющий в лоно Вечности
                   из веков,
                            Путь
                            Двух!
    Поднимая к Твоим обителям
                   нашу скорбь,
                            Взор,
                            Слух,
    Русь Небесная ждет наития
                   Твоих сил,
                            Наш
                            Друг!

         Клир 

    Боже великий! Бездна видна!
        Мукам нет дна.
        Скорби нет дна!

         Голос Императора-Искупителя 

    Умножать ли борьбу нам
                 с мощью воинств багровых,
    Совмещая усилья
                 с силой ярых во зле
    Уицраоров чуждых,
                 мир повергнуть готовых
    В непроглядное горе
                 там внизу, на земле.

         Клир 

    Имени нет
             горю тому!
       Бою тому!
       Мраку тому!

         Император-Искупитель 

    Иль отбросить оружье,
             этим силы утроив
    Уицраора Жругра
             в его жгучей крови,
    Чтоб враги его царства
             отступили без боя...
    Выбор страшен, о, Боже.
             Укажи! Вдохнови!

         Клир 

    В Вышнюю Русь
                 сумрак проник,
       Холод проник,
       Ужас проник.

         Старший из святителей 

    Твою помощь в бою с Погибелью
             Молим все.
    Твоей Правды при грозном выборе
             Молим все.
    Мимошествия бури близкой
             Молим все!
    О кромешной стране Российской
             Молим все!

         Клир 

        – Господи! Помилуй!

         Святитель 

    От мора, голода ее, от обнищания
             Защити!
    От властелинов с печатью Каина
             Защити!
    От лжезаконов их беззаконных
             Защити!
    От кар и казней многомиллионных
             Защити!

         Клир 

    – Господи, помилуй!

         Святитель 

    От оскудения рек духовности
                  Оборони!
    От моря ненависти, от смерти совести
                  Оборони!
    От суховеев с пустынь порока
                  Оборони!
    И от рабствования духу Мрака
                  Оборони!

         Клир 

         – Господи, помилуй!
    Защити ее нами, нашим бденьем бессонным;
    Белый камень устоя
                      в жарких душах восставь!
    Серафимов, архангелов,
                         верных даймонов сонмы
    На пресветлую помощь
                        в наш Град
                                  направь!

         Святитель 

    Поругание
             народом русским
                            чужих святынь
                  Предотврати!
    Расширение
              им духовных,
                          злых пустынь
                  Предотврати!
    Дрожащих стран
                  им покорение
                              под Цитадель
                  Предотврати!
    И тиранствование
                    над народами
                                всех земель
                  Предотврати!

         Клир 

          – Господи, помилуй!
    Нет утешенья в радугах рая,
    Нет утоленья
                в криницах его,
    Если видим:
               становится
                         Россия земная
       Открытой дорогой
                       князю мира сего.

         Святитель 

    От темных пастырей, от предтеч его
                  Огради!
    От пришествия его во человечестве
                  Огради!
    От кощунственного его чествования
                  Огради!
    От захвата им мировластвования
                  Огради!

         Клир 

          – Господи, помилуй!

         Святитель 

    Если же путь его неуклонен
                              и неотвратим,
    Если трон его в человечестве
                                предрешен –
    Сокращению жертв и сроков
                             научи!
    Неимоверные муки мира
                         облегчи!

         Рыцарь-монах 

    Муку выбора
               полной чашей
    Перед нами
              судьба поставила!
    . . . . . . . . . . . . .
    Не отринь же молений этих,
    Что текут Тебе с нашей паперти:
    О младенцах, о малых детях,
    И об огненной
                боли матери;
    И о тех, кто еще не плачет,
    Кто не видит горя встающего,
    Тропам чьим конец предназначен
    В необъятных пожарах грядущего!

         Голос Навны 

    О плавающих,
          о затерянных
                 меж двух непроглядных зол;
    О плачущих,
          неприласканных,
                 неутешенных;
    О канувших
          нераскаянными,
                 неоплаканными в шеол;
    О гибнущих,
          о расстрелянных,
                 о повешенных!
    И о тех,
          кому жребий вынется –
                 сгинуть в пламени,
                               пасть в крови,
    Тех, кто бросится
          в хляби времени
                 непроглядного –
    Укрепи меня!
          Облеки меня
                 властью милости
                               и любви
    Против бурного,
          против черного,
                 беспощадного!


         Тихий голос из Мировой Сальватэрры 

    Мои бедные! Зол обоих
    Сам Отец
            не предотвратит.
    И укрыться
              от муки Выбора
       В мире некуда.


         Яросвет 

    Тогда мне вынести
               всепепелящую
                      мою тоску
         Дай сил!
    Что искупается
              великим трауром
                      вина всех вин –
         Дай знак!
    Что завершается
              век уицраоров,
                      о Божий Сын,
         Дай знак!
    Что предвещается
              за бурно-водными
                      годами – тишь,
         Дай знак!
    Что брак мой чаемый
              с Душой Народною
                      Благословишь –
         Дай знак!
    . . . . . . . . . .
    . . . . . . . . . .

         Голос из Мировой Сальватэрры 

    Силы – в тебе.
               Право – пойми.
        Знаком
           свободу не связываю.


    Тишина.

         Яросвет 

    Слышишь ли, Запад?
                      Слышишь ли, Юг?
        Душит заклятый круг!
    Еле сквозит, как синь за огнем,
        День
            за завтрашним днем...

         Отдаленные голоса демиургов 

         Первый 

    . . . . . . . . . .

         Второй 

    Не о пепелище, Яросвет,
    Не о всесожжении молись:
    Дальше – обетованный рассвет,
    Выше – ослепительная высь!

         Третий 

    Ведать не дано нам, для чего
    Избран ты, но духи и земля
    Ждут, что донесется торжество
    К ним из запредельного Кремля.


Всеобщее молчание.
Второй удар колокола.

         Голос старшего из святителей 

    О сокращении
                жертв и сроков,
                               снегов и пламени –
                 Молим все!
    Об умягчении
                пути загробного
                               жертвам времени –
                 Молим все!
    Обетованных
               подъемов горних
                              им в лоно света –
                 Молим все!
    О браке жданном
               Души Соборной
                            и Яросвета –
                 Молим все!

         Клир 

    Из эфирного золота
                      несравненными лирами
    Семь веков окружали мы
                          созидаемый храм:
    Зазвенеть их заставят
                         лишь архангелы крыльями,
    Весть о браке напутствую
                            по мирам и мирам.

         Святитель 

    Выражение
             Предвечной Женственности
                                в их дивной Дочери
                 Благослови!
    Ее рождение
               в живой пространственности
                                Руси Полночной
                 Благослови!
    Да будет плоть Ей –
                       всечеловеческое
                                      земное братство:
                 Благослови!
    Да станет кротостью Ее
                          просвечено
                                    земное царство:
                 Благослови!

         Клир 

    От ясного детства
                     до мудрого старчества,
    В семье и содружествах,
                           в трудах живых,
    Да станут вседневным
                        Бого-сотворчеством
    Деянья людей
                и дыханья их!

         Святитель 

    Мы Розой Мира
          зовем то зодчество;
                   все страны, грады все
          Заблещут в ней:
    Духо-веселие,
          Бого-сотворчество,
                   миро-сорадование
          Грядущих дней.
    Жизнь просветленна
          в трудах и праздниках,
                   в игре, хвале, –
          То впереди
    Предвозвещённое
          блаженство праведных
                   на всей земле,
          Гряди! гряди!

         Яросвет 

    О, Родник сострадания!
                    Вечно-чуждая гнева!
    Вновь звучат Тебе гимном
                    все чертоги души, –
    Нет, не имя – лишь слово
                    Госпожа-Приснодева,
    Как в старинных преданьях
                    повторять разреши!
    Все приму: воздаянье
                    вечной стужей и мраком,
    Лишь улыбкой надмирной
                    просквози в этот край,
    Не снимай благодати
                    с предрешенного брака,
    Путеводного взора
                    с наших душ не снимай!
    Пусть – ни солнца, ни рая,
                    ни жезла, ни короны,
    Пусть до дальних низовий
                    ураган, мятежи, –
    Прав ли я, отвергая
                    древний долг обороны,
    Попуская День Крови?
                    Отзовись! Укажи!

         Весь Синклит и все воинство 

    Все созвездия зиждущая
         Красотой совершенной.
    От возмездия милующая
         Дева-Матерь вселенной!
    Всех сердец утешительница
         Неоскудной любовью!
    Всех ночей озарительница –
         Отзовись славословью!


Ответ из запредельных  сфер,  не  вместимый
ни  светом,  ни  звуком, прикасается к Мировой 
Сальватэрре *, преломляется – низливается к
куполам храма в Небесном Кремле и дробится
на множество блистающих радуг.


* Мировая Сальватэрра – высший из миров Шаданакара, обитель Планетарного Логоса.
Яросвет – Рыцарю-монаху Был ты в жизненном следовании Всеблагою привечен; Строг в Ее исповедовании, Ее розой отмечен, – Помоги же разгадыванием Тайны, явленной в знаке, Утоли меня радованием О взыскуемом браке! Рыцарь-монах Демиурга ль могущественного Человек прозорливей? Отзвук мира Божественного Невмещаем во слове; Речь немеет, истаивающая В приближении к раю... Тщетно мыслью расслаивающей Тайну в звук облекаю. Радуги медленно меркнут, но одна осеняет лоб и грудь Рыцаря-Монаха. Лишь одну отраженную Мысль вмещаю словами... Говорит Всеблаженная: – Выбор сделан – другими: Все, благое и злое, Брат твой бросит огню. Взор с тебя не снимаю. Твою Дочь осеню. Глубокая тишина. Старый священник в крипте Ныне отпущаеши раба твоего, Владыко, по глаголу Твоему, с миром. Тихо и медленно начинают гудеть все колокола Собора. Яросвет Так взойдем к созерцанию Изначального Логоса Перед спуском Синклита К бою в темный Друккарг. Третий удар великого колокола. Слышно, как распахиваются двери, и внутреннее пространство храма Солнца Мира на миг приоткрывает свою звуковую жизнь. Поднимающаяся волна невыразимого напева ангельских клиров начинает медленно удаляться, как бы заслоняясь новыми и новыми средостениями, словно горная вершина, все ледники и фирны которой зазвучали в едином сверхчеловеческом гимне, удаляется, уплывает, возносится ввысь. В катакомбах тишина. Даймон Встаньте. – Такие служенья Неприкосновенны для слуха: Они разорвали бы сердце У бедных детей земли. Голоса в крипте Друг наш! Неизреченно Испытанное душою: Теперь начинает брезжить Каждому его долг. Неизвестный Не знаю, чем я достоин Видеть и то, что видел, Слышать и то, что слышал – Бликами... как зыбь волн, Даймон Когда, младенцем, ты спал в зыбке, Тоскуя в смутном земном сне, Сам Яросвет твой подъем зыбкий Измерил, счел и вручил мне. Твори! Готовься к иным севам! Уж стены тюрем грозят пасть, И те из вас, кто силен гневом, Возьмут горчайшую из нош – власть. Когда ж умолкнут кругом грозы И поколенье пройдет, мы Спуск лучезарной, твоей грезы Благословим в глубину тьмы. Иных побед и другой славы Перед тобой расстелю плат, Чтоб дни склонялись, как ниц травы, У ног твоих, наш земной брат! Вся помощь рая – в твоей силе, В судьбе – народных судьбин суть, И Млечный Путь в небесах России Глядит, как пастырь, на твой путь. Неизвестный Но что я должен? К чему назначен? Что, кроме песен, доступно мне? Даймон Ты – тот, кто принял в зените ночи Весть о грядущем с высот дне. Ты утвердишь мировой град свой – Не гнет державный, но мощь скреп, Что свяжут мир круговым Братством, Живым, как воздух, простым, как хлеб. Голос Ректора Друзья! Наш старый священнослужитель Умер. В катакомбах замешательство. Он скончался, преклонив колена, Смертью праведных. Одна за другой тают звуковые преграды, защищавшие катакомбы со всех сторон. Гул машин с поверхности города передается по вздрагивающим земным пластам. Сквозь него прорываются отдельные выкрики: там, волею Автомата, подготавливается новое потрясение умов.

ПРИМЕЧАНИЯ

Император-искупитель – имеется в виду Александр I.

О плавающих, о затерянных... и далее – здесь: аллюзия на ектенью «О плавающих, путешествующих, недугующих; о вдовицах и сиротах; о в пленении сущих, в судах истязуемых...» (см.: Историческое, догматическое и таинственное – изъяснение Божественной литургии. М., 1993. С. 318).


Перейти > СПУСК

Обратно > КРИПТА